Байки про Бабая

Не так давно в книжных магазинах Уфы появилась книга Ростислава Мурзагулова “Бабай всея Руси, или особенности уездной демократии“. И не иначе как чёрт дёрнул меня её прочитать.

Автор, в прошлом политтехнолог, работавший в команде первого президента республики Муртазы Рахимова, рассказывает в своей книге о работе с ним – Бабаем или дедом, как он ласково называет своего бывшего начальника, – и пытается обрисовать его образ с позиций приближенного к телу наблюдателя. А личность первого президента республики, как известно, противоречивая. На одной чаше весов – его политика махрового авторитаризма при условной демократии в России и сомнительная история с захватом регионального ТЭК из серии “всё в семью, всё в семью“, на другой – симпатия большей части населения республики, особенно жителей сельской местности, где первый президент в своё время без устали открывал новые школы-больницы-детские сады, то есть вроде как хотел улучшить жизнь народа.

wx1080

Р. Мурзагулов в тексте упоминает, что электронная “рукопись“ будущей книги попала в интернет ещё в 2010 году и наделала шума в узких кругах. Что побудило автора по прошествии 6 лет с момента отставки первого президента республики отдать свой опус в издательство, дабы донести его до широкого круга читателей – первый вопрос, который возникает в голове. Впоследствии при виде самолюбования Мурзагулова на каждой странице книги сам собой отыскивается и самый вероятный вариант ответа на него: автору зачем-то понадобилось устроить масштабный самопиар на малой родине, и книжка здесь – инструмент для оного. В этом случае не удивляет разнузданный стиль повествования: будто то, что писалось в своё  время на коленках, так и вышло в свет, не подвергаясь редактуре и корректуре. И в этой ситуации требовательного читателя может утешить лишь то, что книжка небольшая – всего 170 страниц, так что мучиться ему придется не долго. Сам Р. Мурзагулов в начале книги приводит пару причин, почему он решил её написать: есть там что-то про “бескорыстную любовь к денежным знакам“ и интригующее аля я-тут-такое-знаю-расскажу-все-ахнете!

Но сдаётся мне, изначально автор открыл новый документ Word и начал набирать буковки только забавы ради.

Поэтому книга и выглядит как набор баек про Бабая, который автор решил вытряхнуть из своего послужного сундука за истечением срока давности. Ради увеселения читателя он не забывает вносить в текст “национальный колорит“, щедро вставляя слова, передающие специфическую манеру речи исследуемого объекта – того, который “Хорматле Пиризидентыбыз“. При этом Мурзагулов уверяет читателей, в том числе тех из них, кто может оказаться представителем прокуратуры, что его книга – чуть ли не фантастический роман, где все события и сходства персонажей с реальными людьми случайны.

Воистину потешны названия глав, напоминающие заголовки в желтой прессе.

Вот некоторые из них: “Как я не сделал Алсу беременной“ раскрывает историю брошенной в СМИ утки о мифических похождениях известной дочери Ралифа Сафина – оппонента Бабая на выборах 2003 года. В главе “Осликом по троянскому коню“ объясняется, почему теплая дружба Рахимова с экс-президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым переросла во взаимную неприязнь, а “дружеское соцсоревнование“ между республиками превратилась в злое соперничество. “Как я душил в объятиях независимые масс-медиа“ – думаю, не требует комментариев.  В “гоголевской“ главе “Как поссорились Муртаза Губайдуллович и Урал Муртазович“ – про конфликт президента и его сына, задумавшего захватить власть в Госсобрании республики. “Я для него в первую очередь глава республики и только потом – отец!“, – эту сакраментальную фразу, по словам автора, изрёк Бабай, когда лишал собственного сына “подаренных“ нефтяных заводов. И здесь есть повод возгордиться – едва ли современная Россия знает случаи, когда региональный лидер так сильно желал бы лишить своего отпрыска бизнес-активов и вернуть их в собственность государства!

Читателям небезосновательно может показаться, что в “Бабай всея Руси“ Мурзагулов набрасывает собственную биографию на фоне особенностей национальной политики.

Поэтому не особенно вдаётся в детали последнего – все дыры в лоскутном одеяле книги он щедро заполняет своей персоной, истрепавшей, по его словам, не один итальянский костюм от Zegna во время частых командировок с Бабаем по башкирским полям и весям. Про то, зачем помощнику президента понадобилось облачаться в модные дорогие наряды, выезжая в села, в тексте не говорится. Ситуация вызывает недоумение так же, как и неосведомленность автора относительно простых агрономических манипуляций, которые ему не раз приходилось совершать по долгу службы. Следующая цитата по праву заняла первое место в моем рейтинге несусветных пассажей Мурзагулова:

“На поле мы пробыли недолго, минут 5 максимум. Естественно, первым делом сорвали все по колоску, растёрли. Зачем мы их тёрли так каждый раз – представления не имею, для меня это было что-то вроде чёток“.

В конце книги автору будто становится неловко за всё наваленное-чистосердечное и он неуклюже лепит пару абзацев о положительных чертах Бабая, а в эпилоге предлагает обернуть историю вспять и представить, что бы стало с республикой, окажись у власти вместо нашего “опытного хозяйственника, грамотного специалиста“ москвоцентричный руководитель либерального толка. Сумбурная сомнительная фантазия на данную тему венчает эту ололошечную книгу, в которой Ростислава спасает разве что его детская искренность, с которой он вываливает на читателя этот развеселый винегрет из лулзов, самолюбования, иронии, пафоса и цинизма.