Крымский триколор, или кому на Руси жить хорошо

Что можно успеть за 4 дня?  Когда есть дешёвые билеты “туда-обратно“ за две недели до вылета и когда есть безумная мысль “срочно сменить рабочие будни на новые декорации и свежие впечатления!“, оказывается, успеваешь многое. О море, местах, и о том, что такое “Крым наш“ постараюсь рассказать как можно короче.

Крым1

Три цвета:  Белый.
10 июня, пережив ещё один интенсивный питерский рабочий день, я наконец приехала в аэропорт. Приятное сердцебиение и ожидание новизны! Свобода! Из белых ночей – в чёрные звёздные!
Первый пункт на карте нашего маршрута (путешествовали вдвоём) – Симферополь. Здесь мы заранее нашли на известном сайте объявлений комнату, где хотели переночевать. В аэропорту выяснилось, что с автостанции ходят дополнительные рейсы куда только душа пожелает. Но нас, ответственных, научили держать слово. Поэтому таксист высадил нас у старого полузаброшенного здания. Не с первого раза, но мы дозвонились до воображаемого администратора воображаемой гостиницы. Нас провели через внутренний тёмный двор в другое здание с “нумерами“. Здесь пахло пловом, стиркой и бог знает ещё чем. За комнату с нас просили 500 рублей. С первого взгляда на мою спутницу я поняла, что она скорее бы переночевала в 12-местном общем номере хостела, чем здесь. И мы ушли. Ушли в тёмную южную ночь, где туристический фонарик оказался как никогда кстати. Добрели до автостанции, где таксист подсказал, что нам на другую станцию, а это – ещё 8 км. Но ведь нам всё равно было нечего терять и негде спать. С нами пошёл мужчина, которому нужно было уехать домой, в Евпаторию, с ж/д вокзала. В пути было много разговоров с основной мыслью “как хорошо с Россией“: что денег хватает теперь и на еду и на оплату коммуналки, что цены примерно одинаковые в близлежащих магазинах в отличие от прежних времён. Добрый дяденька скрасил нашу дорогу. Дальше был сонный автобус на Симеиз.

Три цвета: Синий.
Симеиз – красивый поселок в горах. Название местечка переводится как “флаги“, и он действительно точно синий флаг на фоне моря, которое теряет голову от неба. Горная местность с вихляющими улочками, бесконечными ступеньками и дорожками, непосильными для простого офисного работника, не раз поднимала и опускала нас над уровнем моря. Симеиз я видела только в фильме “Шапито-Шоу“ и очень прониклась его атмосферой. До заселения в комнату нам оставалась пара часов. А пока – море и утренний кофе. Первый этаж коттеджа вместил в себя три комнаты, задуманные под сдачу внаём, второй этаж занимали хозяева. Небольшой каменный дворик с негустой порослью и клумбами – и всё  это за высоким каменным забором.
С первого же взгляда мне не приглянулась огромная сырая комната. Синее постельное бельё было новым и на ощупь точно лист бумаги. Чисто, но неуютно. Усталые и сонные, после суток без бодрствования, мы оплатили проживание и “упали в сон“. После выяснилось, что повышенная влажность не только из-за каменных стен, но и от неисправного санузла. Моя “экономная жаба“ начала душить мыслью, что не за такие условия мы заплатили 650 рублей за сутки (хотя для питерского пригорода летом это смешная цена). Пляж и вино помогли мне собраться духом и объяснить ситуацию хозяйке. Удалось забрать остаток денег обратно, чтобы утром уехать в другое место. Вечер первого дня окончился ужином в местном кафе “Ежи“ и прогулкой по Кипарисовой аллеи, где дредастые музыканты пели про Симеиз.

Три цвета: Красный.
(Ялта-Херсонес-Севастополь-Ялта).
Палящая жара второго дня началась уже с 9 утра. Горизонт плавился, а плечи предательски краснели даже под толстым слоем солнцезащитного крема. Мы ждали маршрутку до Ялты. Люди (возможно, в большинстве – туристы) едут точно сельдь в бочке, просаливая друг друга потом. Наша колымага (иначе эти старые южнокорейские автобусики и не назовёшь) поехала по нижней дороге. Это альтернативный путь в Ялту (есть ещё верхняя трасса – объездная), который пролегает через все курортные поселки –Алупка, Мисхор, Массандра и др.

Когда сходишь с автобуса, утруждать себя поиском жилья даже не стоит. Рынок идёт на тебя, угрожая табличками “сдам посуточно“.

Наша тётя Рая предложила нам комнату, не вставая со скамейки, этим и подкупила – не как все. Комната в районе вокзала в квартире с хозяйкой. Это как раз тот случай, когда с порога чувствуешь дружественную атмосферу и домашний уют. Наша хозяйка Женя, девушка лет под 30, оказалась приятной, светлой и общительной. Её трёхлетняя черноглазая дочь Ева тоже. Дальше – часовая очередь в автовокзале. Узнаю, что очереди появились с нововведением – в города вроде Севастополя стали продавать билеты по паспортам, плюс здесь периодически накрывается компьютерная система. Поэтому люди, когда приходит их черед, покупают билеты на завтра, послезавтра, “за себя и за того парня“. В очереди можно подслушать много интересного.

Женщина с ребенком за мной жаловалась соседке: “Хорошо вам – вы в России. Я с Донбасса. Страшно там. Ребенка нелегально провожу сюда. Мужа-турка не могу туда пригласить. Хоть бы и нас Путин к себе взял, скорее бы“.

Тем временем мы решили покорить гору “Ай-Петри“. На маршрутке. Но на горизонте замаячил таксист, разводя руками, мол, ну поехали. Путь на гору был слегка омрачён ливнем: все красоты приходилось рассматривать сквозь запотевшие стекла. А таксист успокаивал, мол, за поворотом уж точно будет солнце. Но наверху нас встретил ещё и сильный ветер. Так что – беглый взгляд с горы, и снова в очередь, теперь уже в кассу канатной дороги.  После – прогулка по парку Воронцовского дворца, к которому, скандируя кричалки, прошествовал отряд артековцев в синей форме. Платаны, магнолии, розы, пальмовые рощицы и туи обрамляют неомавританское чудо. В парке нас преследовал навязчивый гид, предлагая экскурсию, но мы сбежали. А еще там живёт красивый лебедь Гриша. Он ластится к посетителям как кошка и немного шипит, но любит внимание. Если соберётесь, дворец находится в Алупке. Прямо из парка ходят маршрутки до усадьбы “Ласточкино гнездо“. В маршрутке я подслушала разговор двух девушек о гиде, которая после экскурсии сказала им: “Я бы на колени встала перед Путиным за то, что спас нашу семью, моих детей“. И вот мы на трассе, откуда видно “гнездо“. Дух захватывает, но снова дождь. Тогда мы решаем наслаждаться видом усадьбы из кафе, поедая морепродукты и выпивая разливное полусухое. Кстати, это единственное место, где нам вообще попалось разливное вино. Здесь литр стоит 200 рублей, а бокал – 40. Я обычно ничего не рекламирую, но эта кафешка стоит чуть пониже сувенирных лавок и, кажется, называется “Якорь“.

В Ялту нас бесплатно подбросила девушка. По пути она мельком заметила, что вступлению в Россию рады только люди зрелого возраста, потому что дураки, и что это всё – китайское проклятье. Мы поломали голову над её словами, но расспросить не успели.

(Херсонес – Севастополь)
До Севастополя из Ялты около полутора часов на автобусе, в духоте, но с потрясающими панорамами. Херсонес – древнее городище с небольшим парком, амфитеатром и небольшим пляжем. По пути туда я жадно ела придорожную шелковицу, по которой, пожалуй, скучала не меньше, чем по морю. Нам встретилась пожилая женщина-блокадница, историк по образованию. Она тоже радовалась факту присоединения к России. В Херсонесе солнце раскалило меня вконец. Пляж там, хоть и каменистый, но уединённый, а потому уютный.

(Ялта)
И уже вечером, дома, мы расспросили другую возрастную категорию на тему, хорошо ли в России. Как мне показалось, плюсов я уже не услышала: заморские приложения для смартфонов не работают;  идёт отток украинских туристов, а российским теперь цены кажутся высокими; есть трудности с тем, чтобы попасть к родственникам в Украину; на работе (в алкогольной компании) увеличилось число документов, необходимых к заполнению и налогов; разбогатели работники горсовета, которые раньше получали немного и т.д.
В последний день в Ялте хотелось купить сувениров, крымского чая и вина, но обломались. Как-то не узнали заранее, что банковские системы, привычные нам, тут не работают, а создана своя, специальная. Вместе с нами по живописной набережной бегали растерянные туристы из России. Рассказали, что некоторые взяли наличными только по тысяче рублей и теперь судорожно пытаются перевести деньги через Интернет-банк на местную карточку, но не получается.

А Сбербанка тут нет и в помине: банкоматы стоят ободранные и осиротевшие.

Пришлось обойтись без подарков. А на последние деньги купить черешни, и махнуть на пляж, чтобы напоследок впитать энергию моря и солнца, и запомнить всё до следующего приезда.

А море – это абстракция, и неважно какое именно море, главное, что ты к нему прибываешь, причаливаешь, преклоняешься перед ним и испытываешь трепет.

И до сих пор, засыпая ли, закрывая ли глаза, я вижу серпантин слева, а справа – море. Мотив дороги как долгожданный рефрен и не разрешенный вопрос “Стало ли хорошо?“
В 2013-м я отлично съездила в ещё украинский Крым, не увидев в нем никакой дисгармонии. А сейчас меня не покидало ощущение, что здесь всё сырое, недоделанное, и люди живут в неопределенности, не выбрасывая украинский паспорт.
Но! Крым остался Крымом, а люди в нём – всё те же, гостеприимные и отзывчивые, полные детской веры в светлое будущее.

Фото: автора.

собака

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.