Постапокалиптический “Макбет“

История кровавых супругов Макбет – одна из моих любимых шеспировских историй. В репертуаре TheatreHD “Макбет“ есть в пяти вариациях – пьеса не сходит с британских театральных сцен. В прошлом году ходила на “Макбет“ от режиссёрки Полли Финдли – постановка Королевской Шекспировской компании, а недавно посмотрела “Макбет: Рори Киннир“ – спектакль от Королевского Национального театра, режиссёра Руфуса Норриса.

Понятно, что при такой частоте использования пьесы, перед британскими режиссёрами стоит обязательная задача внести с постановку что-то своё, авторское.

Самая лаконичная и одна из самых кровавых трагедий Шекспира в интерпретации Руфуса Норриса становится ещё короче и ещё кровавей. Режиссёр помещает героев в условия постапокалипсиса: супруги Макбет живут в облезлой квартире, заваленной тряпьём, ходят в засаленной потёртой одежде; а воины шотландского короля выглядят как разбойники, вооруженные кривыми самодельными тесаками. В этой атмосфере одержимость Макбетов королевской властью выглядит абсурдной: думаешь, ну вот что им даст эта власть? Как изменится их жизнь? Вокруг разруха, и нет ни королевства, ни трона, ни короны… Переедут в облезлую квартиру чуть больших размеров?

Но “Макбет“ – это пьеса, где декорации не имеют никакого значения: человеческие пороки будут проявляться в любых условиях и в любое время. Шекспир говорит о вечном.

По словам режиссёра, драматург помещает своих героев под давление, не выдерживая которого они начинают стремительно обнажать свою сущность. В начале пьесы Гламисский тан Макбет – смелый и благородный воин, верно служащий королю, но в глубине его души таится зародыш честолюбия. Постепенно под влиянием обстоятельств – предсказаний ведьм и увещеваний жены честолюбие вырастает в нём до огромных размеров и приводит к преступлению. А после вечный страх возмездия заставляет Макбета совершать все новые и новые убийства, так, что он уже не в силах остановиться – пока, наконец, против него не ополчается вся страна и даже сама природа (“Пока не двинется наперерез на Дунсинанский холм Бирнамский лес“).

Здесь я впервые увидела Рори Киннира на театральной сцене. И не могу сказать, что это лучший Макбет, которого я видела.

Леди Макбет (Энн-Мэри Дафф) в этом спектакле задвинута за мужа. В этой связи постановка “Макбета“ Королевской Шекспировской компанией мне понравилась больше, ведь режиссёрка Полли Финдли уделила истории леди Макбет больше внимания, попытавшись раскрыть причину её жестокости и безумия. Так что там оба персонажа выглядят равноценными. Зато в постановке Норриса есть место инклюзии: служанку Макбетов играет актриса с инвалидностью, а Малькольма – актёр со следами от ожога на лице. И очень жаль, что меня (нас) такое удивляет. А я удивилась, потому что видела такую инклюзию в театре впервые.

Но теперь я знаю три способа, как можно сделать проблемы людей с ограниченными возможностями, “видимыми“ на театральной сцене:

  • в спектакле есть персонажи_ки с ограниченными возможностями, но их играют актёры без инвалидности. Пример: недавний спектакль Салаватского драматического “Дыхание рая“.
  • в спектакле есть персонажи_ки с ограниченными возможностями и их играют люди с ограниченными возможностями. Пример: балет “Герой нашего времени“ (на либретто К. Серебреникова): в балете участвуют танцоры на инвалидных колясках – исполняют роли ветеранов войны на Кавказе.
  • и третий вариант (он мне нравится больше всего) – когда в сюжете произведения/пьесы может не быть людей с инвалидностью вообще, но режиссёр_ка гармонично помещает в него актёров_ис с ограниченными возможностями. Пример: “Макбет: Рори Киннир“ Норриса. Так что британцы не перестают восторгать новыми решениями.

Фото: coolconnections.ru