Полина Котляр: “Мы пропустили момент феминистской революции…“

Полина Котляр: “Мы пропустили момент феминистской революции…“

Недавно в стенах Казанского Федерального Университета (КФУ) прошла “Неделя феминизма“, а её организаторкой стала старшая преподавательница кафедры философии, кандидатка философских наук Полина Котляр. Если кратко, “Неделя феминизма“ – это цикл мероприятий разного формата – просеминар, лекция, дискуссия, коллоквиум, ридинг-семинар. Видеозаписи с “Недели феминизма“ можно найти на ютуб. Каждый вечер люди собирались на кафедре КФУ и обсуждали ту или иную тему – от вопросов материнства до радикального феминизма, а в завершение Недели состоялось интервью с казанскими активистками из сообщества “ФемКызлар“. Я решила пообщаться с Полиной и узнать про “Неделю феминизма“ подробнее.

Для меня непривычно, что феминистская тема масштабно поднимается в стенах академического учреждения. Такое в КФУ впервые? Или Неделя феминизма стала закономерным развитием каких-то внутренних учебных процессов в вашем университете?

Здесь стоит уточнить, что значит “масштабно“. Максимальное количество участников одного мероприятия “Недели феминизма“ было не более 20 человек, а всего мероприятие посетило не более 40 человек. Мы, безусловно, рассчитываем, что видео с наших встреч со временем получат некоторое количество просмотров на YouTube. В Казанском федеральном университете большое количество институтов. Точно знаю, что некоторое время назад функционировал кружок по гендерной проблематике. Но какая-либо активность вокруг проблемы именно феминизма, кроме как в нашем институте (Институт социально-философских наук и массовых коммуникаций), я не могу припомнить. Неделя феминизма“ – это закономерное явление глобального процесса вхождения феминизма в российскую академическую среду. Так или иначе, эта неделя была попыткой побороться с тем, что у Фрэнсиса Бэкона называется “идолом театра“ – набором предубеждений, ошибочных представлений, которые мы, как исследователи, берём из общества.

То есть, на мой взгляд, контекстную определённость говорения о феминизме необходимо сделать предметом рефлексии. Это актуальнейшая проблема современной социальной философии.

Как возникла идея такого движа?

Летом 2019 меня позвали поучаствовать в мероприятии “Аналогия“ в коворкинге “Штаб“ в Казани. Все были в отпусках, мероприятие переносилось, и оказалось, что эксперты, то есть докладчики, на этом мероприятии – это двое мужчин и я. Мероприятие после анонса получило много негативных реакций, лично мне изнутри показалось, что мужчины, которые выступали с докладами, смогли каким-то образом преодолеть в себе желание говорить с позиции патриархального глашатая, который сам себя заявляет.

Однако, зрительницы были недовольны тем, что это – мероприятия о женщинах, где опять говорят мужчины, и я для себя решила, что если это проблема получила столь большой отклик, то необходимо сделать мероприятия исключительно женскими силами.

И “Неделя феминизма“ постоянно откладывалась в силу того, что было желание сделать мероприятие, которое будет поражать студентов и студенток, сотрясёт стены университета, вызовет огромную волну интереса в соцсетях и так далее. Вот это было главное препятствие, которое мешало его организовать. Поэтому в самом конце года, уже когда основные мероприятия нашего философского студенческого клуба “Эйдос“ прошли и никто не ждал больше никаких событий, буквально за две недели собралась маленькая команда единомышленниц.

А чем занимается философский студенческий клуб “Эйдос“, каковы его цель и функции?

“Эйдос“ является структурным подразделением Студенческого научного общества при университете. Его цели – это совершенствование научно-исследовательской работы студентов, развитие навыков ведения научных исследований, углублённое изучение и обсуждение философских доктрин, развитие организационных навыков в проведении коллективной творческой работы и т.д.

Вернемся к “Неделе феминизма“. Были трудности с руководством ВУЗа при согласовании этого ивента, или тема феминизма на вашей кафедре – это часть жизни, поэтому никто не удивился?

Казанский федеральный университет в авангарде по многим направлениям. Поэтому совершенно закономерно для университета важно, чтобы не только его профессорско-преподавательский состав, но и непосредственно сами студенты разрабатывали темы, которые способствуют расширению представлений общества о самом себе. Это повседневность, когда исследователи работают с проблемами, которые снаружи академического сообщества кажутся предельно острыми, или скандальными, если угодно.

Мы не создаём здесь подполье, мы собираемся вместе и говорим, читаем феминистские тексты, чтобы прийти к пониманию.

Я не первый раз высказываюсь на тему феминизма и, конечно, мы можем видеть, что в российский академической повестке существует большой пробел, и это следствие того, что мы пропустили момент феминистской революции, когда практически весь мир начал мыслить женщину по-новому, а нам всё ещё парадоксально жалко расстаться с концептом вечной женственности – и это самая настоящая философская проблема.

Спасибо, что снимали и выкладывали видео с мероприятий, у меня была возможность послушать все выступления и всё последующее. Видя, как вы жарко рассуждаете и задаёте вопросы по теме, ведёте и направляете дискуссию, у меня возникло ощущение, что сделать такой движ – было вашей личной внутренней потребностью, что вам был нужен диалог на тему, которая вас очень интересует, это так?

Всегда интересно, когда та или иная гуманитарная проблема причиняет тебе личные страдания. Безусловно, когда ты долго копаешься в какой-то теме, ты её по-другому начинаешь воспринимать, ты уже попала, погрузилась в свою узкую проблематику, и сидишь там в одиночестве. Здесь мне показалось правильным, что даже тот человек, который ничего не знает о феминизме (пусть это будет мужчина, пусть это будет студент, пусть даже он посмотрит лишь минуту одного из тех видео, которые мы опубликовали в Сети), сможет впустить в себя какие-то смыслы, доселе ему чуждые. Те логические выводы, которые он сам не был в состоянии сделать до того, как услышал позицию именно этих фемактивисток – людей, которые занимаются, так или иначе, проблематикой феминизма. Я сознательно определила, что мне надо будет таким образом вести диалог, поэтому были и некоторые вопросы, которые предполагались именно для тех, кто не попал на мероприятие и смотрит его в записи.

Мероприятия вели не только вы, но и студентки, магистрантки вашей кафедры – Александра Биктимирова, Ксения Васильева, Александра Савельева. В КФУ есть давно существующий островок феминизма, некое академическое фемсообщество или вы – феминистки, стихийно объединившиеся ради этой инициативы?

Это сложный вопрос. Предполагается, что я должна говорить о чужих политических позициях. Мне кажется, это не совсем правильно. С одной стороны, тех, кто пришёл, а также самих ведущих мероприятий можно уже отнести к тем, кто имеет феминистскую позицию. С другой стороны, в “Неделю феминизма“ каждая пыталась ставить себя на позицию феминистки как современного субъекта. Даже если были идеологические расхождения, всё равно ставили себя в эту позицию и пытались говорить, осознавая свою детерминированность патриархатом, который есть вокруг нас.

Поэтому это мероприятие скорее было тем событием, которое заставило некоторых из нас, мыслящих в определенном схематизме, взглянуть на себя осознанно, принять свою не стерильность, осознать свою заданность окружающей действительностью.

У меня сложилось впечатление, что к феминизму у вас больше вопросов, чем ответов. Там были люди, которые уже, кажется, нашли в феминизме то, что хотели – они убеждённо продвигали свою позицию слушательницам, а вы, как мне показалось, человек ищущий и сомневающийся. Это ваше амплуа, как учёной, или такой роли требовал статус организаторки/кураторки мероприятий?

Мне показалось уместным использовать такое достаточно классическое амплуа. Если бы я выбрала позицию “точка Бога“ – когда я знаю правильный ответ, то задавать эти вопросы не имело бы никакого смысла. Тогда бы не следовало кого-либо ещё приглашать, я могла бы не проводить “Неделю феминизма“, а снимать видео для Youtube, что тоже интересно и имеет место быть, но не способствует преодолеванию патриархальной иерархичности. Было важно на вопросы, которые возникают у всех, кто так или иначе подходит к проблемам феминизма, услышать разные типы ответов. Это своеобразный философский приём, когда мы сознательно не пытаемся получить конечный единственный верный ответ от которого всем бы стало проще.

Философия специально продолжает задавать нескончаемые вопросы от которых становится только хуже.

В анонсе мероприятия было заявлено, что в рамках “Недели феминизма“ будет разобран широкий спектр проблем феминистской теории, удалось ли, по-вашему, достичь поставленной цели, насколько вы довольны результатом, чего не хватило?

Это был очень интересный опыт. По самому формату, где требуется определенная дисциплина для проведения мероприятий ежедневно, самоощущения себя как лектора, ожидания от участников.  Например, у нас был коллоквиум на тему “Культура изнасилования“, который привлёк значительное число посетителей, или лекция про исламский феминизм – было очень много гостей по сравнению с другими мероприятиями.  Это не значит, что другие темы были скучными, а только то, что мы смогли обнаружить, по крайней мере, две точки входа в рефлексию современного женского опыта. И я это считаю значительным достижением. “Недели феминизма“ позволила некоторым из наших студенток впервые выступить в аудитории, которая не состоит только из одногруппников и одногруппниц, что тоже очень важно. Мне кажется, у нас всё получилось даже лучше, чем мы рассчитывали.

И напоследок, вопрос, который я не могу не задать: что вам ближе – радикальный феминизм или либеральный?

Сейчас для меня, как для исследовательницы, важно изучать моменты, которые отражают некоторый слом. Вскрытие здорового человека в науку ничего нового не привнесет, в то время как исследование патологии даёт значительный научный рост. Радикальный феминизм представляется мне сегодня таким сломленным феминизмом, выбор этой позиции, происходит одновременно с отказом, прежде всего, от сестринства, то есть, возможности строить свои отношения с окружающими тебя женщинами и необходимостью загнать себя в резервацию, поскольку все остальные хотят тебя оттуда вывести, разрушить твою радикальную позицию. Необходимо оторвать от себя весь капитализм, весь накопленный (вспоминая девиз на странице Google scholar “стоя на плечах гигантов“) научный  опыт, отказаться от просмотра фильмов, которые сняли мужчины-режиссёры про мужчин-героев, отказаться от мировой литературы, от родителей, от возможности видеть в других людях личность. Я пониманию радикальный феминизм скорее как этап в принятии себя как феминистки. У меня этот опыт продлился примерно три года с 19 до 21. Парадоксально то, что если человек, например, именует все события вокруг себя, используя обсценную лексику, то скоро его начинают окружать только очень нехорошие люди. Поэтому мне кажется, что этот этап необходимо пройти предельно бережно, стараясь сохранить себя.

Очень интересное мнение! Спасибо за интервью, и удачи!

Фото: из архива П. Котляр.

Ева Крестовиц