Новое средневековье и нейродюбели

Новую книгу Владимира Сорокина “Теллурия“ взялась читать не без опасения, видя, как в последние годы измельчался его ближайший собрат по популярности В. Пелевин. Хотя, думаю, здесь многие захотят оспорить тот факт, что Пелевин и Сорокин одинаково популярны в народе. И будут правы –  уж больно специфичен второй, чтобы “идти в массы“, как первый. Но получилось так, что я давно ставлю этих авторов на верхние места в своём личном рейтинге “популярные-интересные-современные-русские…“.

Теллурия

В “Теллурии“ Сорокин показывает читателю недалекое будущее – новое просвещённое средневековье, где от большой могучей России после двух сокрушительных исламских войн остались раздробленные республики и княжества, ушедшие с пути техногенного развития (основной видом транспорта, например, являются лошади), но при этом сохранившие самые необходимые проявления хай-тека в виде умной бересты (усовершенствованных компьютеров) и умниц (навороченных телефонов сбольшими возможностями).

Альтернативная карта России и Европы по “Теллурии“ на lookatme

На особых условиях находится Теллурия – маленькое горное государство на территории Алтая, где добывается редкий металл – теллур. Наркотик, который вбивают в голову в виде гвоздей, и он открывает перед носителем невероятные ощущения и возможности. Все хотят теллуровые гвозди, а самый престижной считается профессия плотника – того, кто обучен забивать эти нейродюбели в головы.

Мир романа местами отсылает к ранним сорокинским “Дню опричника“ и “Сахарному кремлю“ упоминанием как про самих опричников на мерседесах с пёсьими головами, так и про Великую русскую стену, которой Россия намеревалась огородиться от Европы, но не достроила: пока возводили одну часть, вторую разворовали.

По структуре “Теллурия“ напоминает сорокинскую “Норму“: здесь тоже есть центральная идея, которая нитью тянется сквозь вереницу глав, не связанных сюжетом. Но, складываясь как кусочки мозаики, они образуются живописную картину Вселенной романа “Теллурия“, которая открывает перед читателем целый калейдоскоп персонажей – от рыцарей-крестоносцев до лапотных крестьян, от великанов до карликов, от женщин с головами зверей до крошечных человечков. Каждая глава рассказывает про своего героя и его мир, и делает это своим собственным языком.

А язык Сорокина – это один из факторов, ради которого его вообще стоит читать.

Но самое парадоксальное  – его  манера писать красивым языком о немыслимо жутких вещах будь то  каннибализм, копрофагия, порча тела. Не сказать, что этого много. Но хорошо, что за этими “аля де садовскими“ вставками всегда стоит что-то более значительное и идейно обставленное,  и при правильном ракурсе восприятия неблаговидное отходит на задний план. Проза Сорокина – тот случай, когда в момент знакомства с ней нужно вначале преодолеть неприглядный слой, чтобы открыть для себя его мир во всём его фантазийном великолепии. Для неискушенных рекомендуется начать с рассказа “Настя“ – это по-моему именно тот срез сорокинской прозы, которым можно быстро и минимально болезненно определить – для тебя пишет этот автор или нет.

Забавно, что одна из 50 глав “Теллурии“ рассказывает о неком вампире Викторе Олеговиче, летающем над Болотной площадью и наблюдающем как pro тесто сливают в метро. На мой взгляд, одна из замечательных глав, коих в романе подавляющее большинство.

В общем, первоначальные опасения не оправдались. Писатель держит планку. Книга отличная.

Фото: автора.

собака

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.