“Ухо радуется“: первый альбом

“Ухо радуется“: первый альбом

Их четверо: артистичный фронтмен Иван, виртуозный гитарист Владимир, серьезный басист Артём и ударный работник барабанного труда Руслан. Если эпитет “харизматичный“ можно применить к целому коллективу, то это про уфимскую группуУхо радуется“. В этом году они выпустили дебютный одноимённый альбом:
obloga

01. Дождь (3:55)
02. Худей (3:10)
03. Кот (Шредингера) (3:32)
04. ЯНАО (3:16)
05. Случаи (5:39)
06. Жираф (3:07)
07. Глупости (4:41)
08. Каретный (3:24)
09. На лёд (3:51)
10. Неудачник (4:52)
11. Bonus — Мистер Андерсон (3:35)

Но о нём чуть позже. Сначала пара слов об особенностях группы, их две: яркая визуализация [1] и вездесущность [2].
[1] Первое захватывает с момента появления группы на сцене. Иногда, находясь на концерте  группы N, понимаешь, что ничего бы не потеряла, не придя сюда. C таким же успехом послушала бы их песни дома. С “Ухо радуется“ всё кардинально наоборот. Их выступления – это миниперформансы, несущие в себе водоворот эмоций, юмора и задора, эпицентром которых является фронтмен Иван. Но у этой медали две стороны, и не очень удачная в том, что даже целый вагон их будущих пластинок в совокупности будет всегда меньше одного их выступления.

[2] У вездесущности тоже две стороны. Принцип “если хочешь, чтоб о тебе услышали – выступай в каждом дворе“, с одной стороны, оправдан непрекращающимся самопиаром, но если эту палку перегнуть, то неминуемо начнешь приобретать черты затычки, которая пригожа каждой бочке. Плюс концерты катастрофически лишаются статуса “событие“. И вот когда ты, однажды очарованный группой, исчерпаешь свой лимит их лицезрения, то диск в бардачке машины окажется кстати. Как оптимальный вариант их переложения.

Если альбомы групп условно разделить на две категории, а именно: 1) утилитарные, идеальные чтобы толкать организаторам фестивалей, клипмейкерам, отдавать в ротации; они выгодны тем, что  дают представление о группе; и 2) художественные, где музыканты пытаются открыть что-то новое, экспериментируют с инструментами, аранжировкой. То альбом “Ухо радуется“ чётко вписывается в первую категорию – практичный, гладкий, со всех сторон выигрышный для группы. Поэтому и присутствие каверов на две песни Высоцкого здесь понятны: “Мы и так, и эдак можем“, – будто говорят музыканты.
Один из рецензентов альбома в сети, Шрш Р. его минусом обозначил именно наличие каверов. Мне же, напротив, они понравились: очень гармонично вписываются в трек-лист собственных творений. По ощущениям, черно-белые песни Высоцкого наполнили яркими красками, вокальными прибамбасами, привязали к воздушным шарам и выпустили в небо, освободив от камнеподобного груза.

Песни у Уховцев преимущественно сюжетные: в каждой разворачивается какая-то история. Где-то она умещается в песню целиком, например, “Худей“ – песня о том, как попытка похудеть привела героя к пониманию буддийской философии; “ЯНАО“ – о любовных приключениях юного отрока в экстремальных условиях климата Ямало-ненецкого автономного округа, а где-то только фрагментарно: “Дождь“ – про претензии девушки к словоохотливому молодому человеку, “Мистер Андерсон“, которого каждый вечер на Тверской, не теряя надежды, ждёт его знакомая. Кстати, любители хоккея, песню “На лёд“ ещё не крутят в Уфа-арене перед матчами? Странно, если нет. Есть в альбоме и парочка экзистенциональных песен: “Случай“, “Неудачник“, “Глупости“. Не обошлось и без популярного кота Шредингера. Ему посвящён отдельный трек.

Сочинять сюжетные тексты, наверное, труднее, чем абстрактные, не сюжетные. Но у последних есть один весомый плюс – это атмосферность, у “Ухо радуется“ в песнях ей просто не остаётся места, ведь все свободные места заполнены информацией. Ваня часто переходит на речитатив – надо успеть всё рассказать. Такие песни считываются в процессе прослушивания, но не цепляют, лишены послевкусия. Да, они интересны, но только здесь и сейчас. Как бенгальский огонь, искрят и начинают гаснуть с приближением последнего аккорда, последней ноты, последнего слова. Вот и получается, что альбом для меня – как тот самый кот Шредингера: он есть, пока крутится диск, и исчезает из головы на последней ноте последней песни.

sobaka

Ева Крестовиц