“Жизнь уже прекрасна, потому что я могу сделать из носка зайца“

Елена Балакина – сотрудник уфимского благотворительного фонда “Наши дети“. В фонде Елена координирует проект “Арт-терапия в детской больнице“. Слово “арт-терапия“ буквально переводится как “терапия искусством“. Это означает, что любая творческая деятельность способна оказывать на человека лечебный эффект. Волшебница Елена вместе с волонтёрами и ребятами мастерит открытки, лепит фигурки из глины, валяет цветы, шьёт мишек из фетра, плетёт фенечки, складывает оригами и расписывает подсвечники. И делает всё это с огромной любовью и теплотой сердца. Елена, благодарю Вас за Ваше достойное и важное дело. Скажите, как появилось понимание, что арт-терапия может сработать в конкретных случаях, и возможно ли измерить эффективность арт-терапии. 

Проект “Арт-терапия в детской больнице“ родился из волонтёрского движения. К сожалению, существует не так много официально разрешённых и оправдывающих себя областей, где могли бы участвовать волонтёры. А желающих быть волонтёром, помогать детям, – не так мало. Принято сразу вспоминать детские дома; если больница, то непременно онкологические отделения. Туда-то как раз и ходит основная масса социально активных доброхотов. Но ведь есть и другие отделения, где дети с хроническими болезнями лежат долгие месяцы. А болезнь – это всегда не весело, даже если не вдаваться в её причины. Мы приходим в первую очередь с позитивным зарядом, с добрым расположением к детям, понимая их положение и сочувствуя им; мы уверены, что у них всё получится. Как измерить любовь и доброту? Они всегда помогают – это факт! Нам всем необходимо одобрение, возможность что-то сделать, чем-то гордиться, что-то преодолеть, чувствовать надёжную поддержку.

Родители зачастую опускают руки: раз ребенок больной, что с него возьмёшь. Это как общий  приговор, к какой-то неполноценности, что ли. В неврологическом отделении это особенно видно. Там сами мамочки, может, даже в большей степени, нуждаются в арт-терапии. Я никогда не могу сказать, что мы помогаем в лечении. Но я точно знаю, что ребёнку придает сил осознание: “Я могу!“, “У меня получилось!“, “Как это здорово, что я это умею!“. Все волонтёры замечают, каким ребенок пришел на мастер-класс, чаще всего безынициативным, вялым, и каким уходит – глазки блестят, щечки розовеют. Разве это не положительный результат?!

Какой поворотный пункт должен произойти, чтобы запустить процесс выздоровления?

Почему дети болеют? Наверное, много причин, но основные – всё равно  где-то внутри семьи, внутри самого маленького человечка, во взаимоотношениях его родителей. В психологии и семейной педагогике есть такое понятие, как “психопатический круг“. Одной из основных причин всегда останется нехватка любви и позитивного внимания. Дети кричат, капризничают, безобразничают и, наконец, болеют, чтобы привлечь к себе внимание. Часто мамы считают вниманием чистую одежду ребёнка и еду на столе, покупку игрушек, но не совместное действие, не общую радость. В процессе творчества, с элементами игры и даже интриги, как нельзя лучше возможен обмен положительными эмоциями и энергией. Мы учим мамочек ощущать радость от процесса творчества, совместно работать с ребёнком, получать и передавать навыки. Умение радоваться, находить позитивное в простом действии, преодоление себя в достижении цели – всё это положительно влияет на внутренний настрой ребёнка, придает ему силы и уверенность. “Жизнь уже прекрасна, потому что я могу сделать из носка зайца, какого никто в мире не может сделать!“

Какую роль арт-терапия играет в выздоровлении?

На Западе арт-терапия давно себя зарекомендовала, но, в основном, в работе над патологиями психики. По моему мнению, арт-терапия важна в первую очередь своей положительной энергией творчества вообще. Все люди, и маленькие в том числе, внутренне – всегда перед дилеммой – “могу – не могу“. Чем чаще ребенок осознаёт, что он что-то может, что есть что-то такое, что он способен сделать сам, тем сильнее он становится. Я часто рассказываю детям о своём отчиме, военно-морском лётчике, бесстрашном человеке, который действительно умел всё, в том числе шить, вязать и готовить! Я всем рекомендую книгу Алана Маршалла “Я умею прыгать через лужи“; в ней очень ярко описано, как преодоление, получение банальных на первый взгляд навыков помогает совсем больному ребёнку в прямом и переносном смысле встать на ноги. Скажите по своему опыту, абсолютно ли со всеми тяжело болеющими людьми случается отчаяние, состояние, когда говорят “Всё, я устал“?

Совсем маленькие дети в любой ситуации остаются детьми. Они могут увлечься игрушкой и тут же забыть о боли. На старших детях уже лежит печать болезни в их неулыбчивости, закрытости. Но зачастую такие дети очень живо реагируют на доброе к ним отношение без заигрывания и усюсюкивания. Они распускаются как цветы на солнышке!

Характер проявляется  в любом возрасте. Также через ребёнка чувствуются настроенность  семьи к его болезни. Он может быть тираном, манипулятором или изгоем. Многим детям нужно дать шанс, как бы банально это ни звучало. К сожалению, в нашем обществе очень сложно больным детям раскрыть способности, их родители чаще всего – в растерянности перед болезнью, в подавленном состоянии. Но есть дети – настоящие бойцы и оптимисты, у них самих можно поучиться стойкости. Например, девочка, перенесшая рак кожи, почти без лица, с сильным ДЦП, с частичными двигательными возможностями и сохранённым интеллектом старается практически одной рукой делать цветы из гофрированной бумаги вместе с другими детьми! Разве это не мужество?! Есть и другие примеры.

Когда я прохожу по палатам, зову на мастер-класс, многие дети находятся в состоянии глубокой апатии. Они прикованы не столько к кроватям, сколько к телефонам, планшетам и т. п. Если ребёнка удаётся вытащить из этого состояния и он начнёт действовать, это уже маленькая, но победа, шажочек к выздоровлению.

Чего вашему фонду не хватает больше всего? Какой помощи, каких ресурсов? И сразу второй вопрос: считаете ли Вы, что берёте на себя функции государства?

Для успешного осуществления и развития проекта, как и в любом деле, необходимы средства. А ещё желание творческих людей прийти в качестве волонтёра и провести мастер-класс для детишек, лежащих в больницах!

Я думаю, что чем больше людей начнут понимать, что жизнь, её качество, во многом зависит от них самих, тем больше будет общественной работы в сфере благотворительности во всех областях. Многие готовы уже сейчас помочь ребёнку, нуждающемуся в дорогостоящей операции или лекарствах. Многие начинают понимать, что их дети будут жить в обществе рядом с детьми с изломанными судьбами, и им можно и нужно помочь уже сейчас, просто, чтобы мир стал лучше! У государства свои функции, оно не может сделать всех добрее и счастливее, а мы – можем, не всех, конечно, но хотя бы тех немногих, кто вокруг, рядом, в нашем городе.

Занимаясь благотворительностью, в чем Вы убеждаетесь ещё больше: в том, что мир не без добрых людей, или в том, что люди делают так мало добрых дел?

В благотворительном фонде я работаю второй год. За это время на многие проблемы у меня открылись  глаза, о многом я просто-напросто не знала. Помимо боли и отчаяния я увидела, как много людей, готовых помочь! В основном, это не самые состоятельные члены нашего общества, а люди с чуткой душой. Многим необходимо чувство сопричастности к добрым делам. Хотелось бы, чтобы СМИ не только гонялись за сенсациями, но и не гнушались маленькими подвигами обычных людей, проблемами, которые можно сдвинуть с мёртвой точки всем вместе.

Я размещаю новость о предстоящих  мастер-классах во вторник и никогда  не знаю, сколько придёт волонтёров-помощников, придут ли вообще, но так радостно, когда даже в лютый мороз приходят по три-пять человек! Это о многом говорит.

Нашему фонду скоро  исполнится семь лет; для благотворительного фонда это много. Нас многие уже знают, расширяются социальные вопросы, которые мы готовы решать, помогая конкретным людям. Всё это возможно благодаря помощи, которую оказывают наши благотворители, доверяющие нам, и их число растёт. Добрые дела необходимо освещать, не ради рекламы, а ради того, чтобы люди знали, что личный вклад каждого в общее дело может дать хорошие результаты, что из ручейков образуются большие реки. Молодёжь уже не надеется, что всё за них кто-то решит, они готовы быть волонтёрами, а со временем – и более активными участниками социальных процессов в обществе.

 

Logo

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.