Идентификация Борна: балет “Золушка“

Никакого отношения к киносаге про суперагента Борна этот текст не имеет. Речь пойдет о его реально существующем тёзке  британском хореографе сэре Мэтью Борне и его балете Золушка, который я недавно посмотрела в кинотеатре в рамках проекта TheatreHD.  До этого я видела в сети его Лебединое озеро», и это зрелище, конечно, заинтриговало меня с первых минут: представьте, музыка Чайковского и классическая сюжетная основа в дерзком сочетании с современной хореографией и метаморфозами персонажей: всех женские ипостаси Борн заменил на мужские.

А на днях в TheatreHD покажут ещё одну работу британского хореографа – Кар Мен. Машины и мужчины? Ждать цыганок и тореадоров здесь явно не стоит. Судя по трейлеру это будет что-то мегафееричное, и совсем из другой оперы.

Борновская Золушка тоже претерпела некоторые сюжетные изменения:  волей хореографа классическая сказка превратилась в романтическую повесть о военном времени.

Автор поместил историю в Лондон во время Второй мировой войны, а принца заменил на военного летчика. И это символично, если учесть, что и музыка Сергея Прокофьева к классическому балету была написана в разгар той же войны. Фею вы здесь тоже не увидите: вместо неё Ангел-хранитель, а в семью главное героини создатели добавили дополнительных персонажей: помимо двух сводных сестёр, у девушки есть три сводных брата.

Свою первую танцевальную труппу Мэтью Борн основал с друзьями ещё в конце 80-х годов. Позже, став её единоличным руководителем, дал её название New Adventures.

Все участники труппы Борна – это, в первую очередь, актёры. Поэтому в плане техники они далеки от танцоров классического балета. Как сказал один искушенный зритель: в Большой их бы вряд ли приняли.

Во время их работы на сцене возникает отдельная реальность, вообще ничего общего не имеющая с привычным балетом.

Это скорее пластический спектакль, или даже мюзикл без песен… но в любом случае, яркий сплит танца, перфоманса, актёрской игры и новаторской дерзости. Добавьте сюда то, что хореограф работает с лучшими из лучших в театральной сфере: сценографом Лезом Бразерстоун и художником по свету Нейлом Остином, которые, ни много, ни мало, лауреаты британской премии Лоуренса Оливье, самой престижной театральной награды страны.

Классический сюжет сказки про Золушку – это история про важность конвенциональной внешности, без которой женщина якобы не будешь замечена нужным мужчиной, какими бы положительными человеческим качествами она не обладала.

Золушку можно назвать гимном зависимости женщин не только от мужчин, но и от обстоятельств. Героиня находит своё спасение в принце, который забрал её во дворец, где она спряталась от прежней жизни, как за каменной стеной. Вот только в реальности, следуя этому шаблону и всецело положившись на своего избранника, можно оказаться в ловушке: в ментальной и физической зависимости от него, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что золушкинасхема, тотально взятая в оборот медиапространством и бьюти-индустрией, сомнительная в своей сути, как ни крути. И многие вокруг впитывают эту токсичность и транслируют её:  к примеру, женщина на работе как-то поделилась, что предлагает своей подрастающей дочке вложиться во внешность и найти мужа, чем поступать в университет.

Постановка Мэтью Борна прекрасна тем, что режиссёр совершенно не делает ставку на важность преображения героини.

Более того, сцена бала преподносится автором как сон в бреду, возникающий после того как Золушка, оказавшись под артобстрелом, падает в обморок. До этого раненый летчик, попав в дом девушки, находит в её лице сочувствие и заботу, то есть знакомится и влюбляется в девушку в обычных бытовых условиях. И его контузией как нельзя хорошо можно объяснить тот момент в сказке, где мужчина, не запомнив лица девушки, ищет её впоследствии по размеру ноги.

Важно, что в сюжете есть эпизод с позитивным ЛГБТ-посылом.

Один из сводных братьев Золушки оказывается би/гомосексуалом, и мать, заставшая сына и его друга в пикантной ситуации, подмигивает им и подталкивает друг к другу. У Борна даже злая мачеха оказывается толерантной. То есть на порядок гуманнее многих, считающих себя порядочными людьми. Пхах.

Золушку в уфимском кинотеатре покажут ещё раз в конце августа.

Не пропустите, если хотите увидеть знакомую историю в современном хореографическом изложении. Мэтью Борн создал свой жанр танцевального искусства, где недостаточно лишь смотреть и восхищаться, здесь нужно прочитывать, расшифровывать и соображать над тем, что видишь на сцене, а это очень увлекательное занятие.