Надежды нет

Спектакль “Жизнь и Судьба“, показанный на днях проектом TheatreHD на экране Синема Парк Галереи Арт, был поставлен ещё в 2007 году в Малом Драматическом Театре – Театре Европы. Спектакль был создан по одноимённому роману Василия Гроссмана, который в России был издан лишь в перестроечные годы, тогда как за рубежом его выпустили в 1980 году. Действие спектакля разворачивается во время Сталинградской битвы, то есть в период 1942-1943 годов. Некоторые персонажи, такие как полковник Новиков являются непосредственными участниками битвы, другие, как, например, профессор Виктор Штрум, упоминают её лишь в диалогах. Остальные действующие лица по сюжету находятся в лагерях – немецких и советских.

Главное действующее лицо в спектакле – идеология.

Сцена поделена пополам жёсткой волейбольной сеткой. Практически сразу возникают ассоциации с берлинской стеной, с колючей проволокой лагерей, с линией фронта, с тюрьмой. По началу кажется, что мир делится на тех, кто сидит, и тех, кто сажает. Но режиссёр разворачивает метафору более широко – мы все будем сидеть и мы все будем сажать, как будто говорит он. Всё будет зависеть от обстоятельств.

160e12314e9d4bbc8bc687cec3ae

Герои спектакля перемещаются из одной половины сцены в другую, действия накладываются друг на друга. В одной из сцен профессору Штруму звонит Сталин и желает ему “Успехов в работе“. Профессор счастлив, он чувствует себя победителем. Ведь не просил и не писал: “Сам взял и сам позвонил!“, – восклицает он про вождя. Между профессором и женой начинается любовная сцена, и одновременно с этим, на второй половине театральной сцены, происходит лагерная перекличка: заключённые выходят на передний план и это действо разворачивается вокруг спящего профессора Штрума и его жены. Накладывание двух разных пространств друг на друга стирает границу между жизнью в лагере и вне лагеря. Те, кто сегодня радуются что выстояли, смогли остаться людьми, завтра будут вынуждены подписать бумагу, обвиняющую друзей и коллег.

Спектакль раскрывает перед нами несколько тем и, пожалуй, главная среди них – природа зла.

Уверен, что практически каждый из нас, если его спросить, какое главное зло было в XX веке?, ответит – фашизм. Возможно, кто-то скажет, что коммунизм. Спектакль Льва Додина не метафоричен, режиссёр прямо ставит знак равенства между этими идеологиями. В “Жизнь и Судьба“ есть сцена, где немецкий комиссар разговаривает с советским военнопленным. Он называет его учителем, ведет себя подобострастно и прямо говорит: “Вы всегда будете учиться у нас, а мы всегда – у вас“. Мизансцены, рассказывающие о жизни в лагере – советском и немецком – выстроены одинаково: меняется только форма, суть остаётся одна и та же.

Старый коммунист пытается не слушать комиссара, хочет слышать в его словах пустую демагогию. Но комиссар перечисляет факты, и мы уже не видим разницы между фашизмом и коммунизмом. Зло есть зло. “Социализм в одной отдельно взятой стране стал высшим проявлением национализма“, – говорит комиссар. И любая общая идеология во имя благо всех – зло. В качестве примера, один из заключённых приводит христианство.

Идея высшего добра для всех, обернулась крестовыми походами и инквизицией. То же и с социализмом: идея высшего блага для всех, обернулась лагерями и бесчеловечностью.

Одна из главных тем спектакля – насколько долго человек, может оставаться человеком. Ярче всего это выражено в истории профессора Штрума. Он долгое время терпел гонения из-за того что еврей, из-за зависти коллег. Его труды не хотели признавать. Наконец сам Сталин позвонил и всё стало иначе, теперь профессор почитаем и может заниматься своим делом. Он добился всего, чего хотел, и счастлив, как и его близкие, но ради этого ему приходится подписать бумагу. Мог ли он отказаться? Мир закрутился вокруг него так, что выбора нет. Можно лишь оттянуть момент, когда ты перестанешь быть Человеком и превратишься в часть общего механизма. Как сказал один из коллег Штрума: “Самый непокладистый, стал самым покладистым“. Система не позволит тебе быть человеком, вернее ты будешь им, пока она не решит, что хватит.

В спектакле нет отрицательных героев. Многие из них поступают мерзко, ужасно, лицемерно, трусливо. Но самое страшное, что каждого можно понять. Не простить, но понять, что у них не было выбора.

Режиссёр Лев Додин изящно рассказывает сложную историю, стирает границы и делает персонажей настолько живыми и простыми, что они воспринимаются очень близко к сердцу. И жутко не от того, что у страны было такое прошлое. Жутко, что ты видишь отголоски прошлого вокруг себя сейчас, в 2017 году.

Как-то сама по себе проводится параллель с нашим временем, где пропаганда старается нас убедить, что все новости о том, как плохо мы живём – происки пятой колонны, спонсируемой Западом, и что  правда – лишь в новостях на федеральных каналах.

На протяжении всего спектакля, мать Штрума читает своё письмо сыну из лагеря, и в финале, перед расстрелом, говорит что оптимизм рождает эгоизм, а надежда не связана с разумом. Потому что единственное, что может быть общим для всех людей – это не религия или идеология, а нелогичное, необоснованное добро. Когда старуха, которая потеряла на войне сына даёт немецкому военнопленному кусок хлеба; когда на линии фронта немецкий и советский солдат случайно оказываются в одном окопе и  раскуривают одну сигарету на двоих.

В одной из сцен, когда семья профессора Штрума приезжает в свою квартиру в Москве, раздаётся телефонный звонок. Ошиблись номером, спросили какую-то Надежду, на что Штрумм усмехнулся и отвечает: “Надежды нет“. Ответ звучит иронично. Но спектакль именно об этом.

История, рассказанная в нём, повторится. Уже повторяется.

Да, несколько иначе, и будут не лагеря, а что-то другое. И термин “враг народа“ теперь заменили словом “экстремист“. В XX веке огромная страна, победившая фашизм, так и не поняла, что сама живёт при почти таком же режиме. Природа зла одинакова, и зло никуда не делось. Всё, что нам остаётся, это постараться как можно дольше оставаться людьми.

Надежды нет. Рано ли поздно по тем или иным причинам мы все прогнёмся под идеологию, Систему. И у нас будут оправдания для этого, как и цена, за которую мы продадимся. Как и профессор Штрум, мы можем лишь постараться жить по совести, пока это возможно…

Повтор спектакля планируется 12 апреля. Следите за афишей в группе TheatreHD Уфа.

Sobaka Pavla