Евгений Цуркан: “Философ в XXI веке – это, прежде всего, креативщик“

Мой сегодняшний герой – девятнадцатилетний студент философского факультета МГУ и автор паблика “Суть философии“ Евгений Цуркан. На первый взгляд, это весьма неоднозначная фигура с таким же неоднозначным мнением окружающих о нём: одни считают его снобом, другие – тираном, третьи – выскочкой, четвёртые – бог весть кем ещё. Но при личном общении все клише рассеиваются: Женя предстаёт искренним, мягким человеком, имеющим – одновременно с этим –  сильный внутренний стержень. Этим вечером мы разговаривали о пользе философов, об утрате удивления в бытовой жизни и пагубном влиянии медиа на думающего человека.

Быть философом это более трудный путь, чем другие пути?
Начнём с того, что философом в полном смысле слова я себя не считаю, по крайней мере, тот стереотип, который по каким-то причинам возник в современном обществе, я не поддерживаю и к нему по всем критериям не подхожу. При слове “философ“ люди представляют себе какого-нибудь мудрого старца или наоборот безумца, иногда преподавателя за кафедрой, однако философии нельзя научиться ни в университете, ни в ПТУ, и с возрастом мудрость не приходит. Приходят многознание и новые шаблоны, позволяющие человеку выглядеть “интеллектуалом“ в обществе. У слова “философия“ – два греческих корня: “philo“ – любовь и “sophia“ – мудрость. То есть философ – это человек, который стремится к мудрости, а не человек, прочитавший миллионы книг, ведь из них можно ничего и не извлечь.

А философ в XXI веке – это, прежде всего, креативщик, способный к созданию новых – своих – концептов. Это описывал ещё Ж. Делёз. Который также говорил, что у человека два пути, чтобы освободить сознание и жить так, как хочется ему, а главное – понять, чтó ему хочется: наркотики (простой путь) и философия. И только философ не нуждаются в употреблении стимуляторов и медиаторов сознания. Так что: “Скажи “да“ философии, скажи “нет“ наркотикам“.

Каковы критерии того, что философ – хороший?
На этот вопрос ни в коем случае нельзя давать однозначный ответ. Ведь три столпа, а именно добро, красота и истина, на которых держалась до некоторого момента времени вся философия, особенно такие направления, как этика и эстетика, давно разрушены. Сейчас человек мыслящий затерян среди миллионов интерпретаций различных смыслов, и, в конечном итоге, упирается в абсолютную относительность. Кроме относительности появляется ещё и зависимость от воспринимающего информацию человека, если коротко – реципиента. В конце концов мы упираемся в то, что сам вопрос крохи из известного стихотворения В. Маяковского “Что такое хорошо и что такое плохо?“ бессмысленен. Так как нет ни “хорошо“ в принципе, ни “плохо“ в принципе. Однако есть другое понятие, не надеющееся даже на интерсубъективность, не то что на объективность, это понятие “хорошо для меня“, а если проще – “нравится мне“. Из всех философов на меня больше всех повлияли Жиль Делёз, Мартин Хайдеггер и Жан Бодрийар.

С. Жижек как креативщик тебе нравится?
Жижек интересен. А что самое главное – он умеет быть интересным, он, так сказать, умеет “нравиться“. Философия в наши дни всё больше напоминает шоу, это не плохо и не хорошо, это факт. А Жижек – это человек, который понял это раньше других. Он шут, но безумно талантливый.

Почему иногда говорят, что философия – это не наука?
Я думаю, что это связано, скорее всего, с тем, что философия – не наука. И, кроме того, наука в том виде, в котором мы её понимаем сейчас, появилась много позже философии. Научное знание в каком-то смысле очень ограничено, и до большинства серьёзных и неразрешённых проблем человечества ему никогда не добраться. Учёные грезят о том, что мир полностью познаваем и его можно развернуть, как географическую карту, и всем наглядно показать, что и как тут работает, однако они забывают, что любая карта – это схематический план, но ни в коем случае не сам мир. Кроме того, на философию происходят постоянные гонения от современного научного общества, что она “бездоказательна, так как её теории нельзя проверить опытным путём“. В этом они правы, но если бы философ взялся бы свои теории проверять на опыте, чёрт знает что бы вышло и вышло ли вообще что-нибудь. Например, бытие нельзя обнаружить, это не бозон Хиггса, и сколько адронные коллайдеры не строй и сколько денег не трать, бытие ты не схватишь. Значит его нет? Но оно ведь есть. Однако философия – частично всё-таки наука, так как пользуется своим специальным языком и претендует на объективную картину мира, точнее претендовала. Тем не менее, полного ответа на вопрос “Насколько философия научна?“ нельзя дать, потому что понятие философии шире понятия науки. Тут скорее подойдёт вопрос “Насколько наука философична?“.

Что ты отвечаешь в спорах на тезис о бесполезности философов?
Люди, с философией не знакомые либо знакомые лишь понаслышке, часто задают вопросы а-ля: “Кем ты будешь работать? “, “Что вы изучаете? “ и “Зачем всё это вообще нужно?“. Но на самом деле сама суть этих вопросов неверна. Университетское образование было заложено на абсолютно других базисах, оно никогда не было профессиональным, и тенденция превращения людей в “гвозди“, обладающие узкой специализацией, конечно, совершенно отрицательна. Когда мне говорили, что философия бесполезна, я отвечал, что без неё мы бы до сих пор лазили по деревьям и ели бананы.

В основе философии лежит удивление, удивление перед бескрайностью и величием окружающего нас мира. Желание его постигнуть, разгадать, узнать о нём больше, а в дальнейшем и изменить. Как говорил Карл Маркс, “все философы хотели описать мир, я же хочу его изменить“. Но на самом деле это две стороны одной и той же медали, противопоставление этих понятий выдумано современными обывателями, далёкими от таких сложностей. Эти понятия, как лента Мёбиуса, переходят одно в другое. На это можно возразить: “Ну, хорошо, раньше философия была актуальна, но сейчас у меня же есть айфон и тёплая вода из-под крана, чего же ещё желать?“, но сейчас философия так же актуальна, как и два миллениума назад. Сейчас человек чувствует себя всезнающим и всесильным, он перестал удивляться чему бы то ни было, и, как следствие, перестал интересоваться. Если эта тенденция продолжится, то люди, рано или поздно, снова начнут “обожествлять молнии“, и мы скатимся на несколько не то что веков, а тысячелетий назад.

Ты не считаешь себя снобом?
Снобом? Нет, ни в коем случае. Дело в том, что люди не могут быть одинаково умными и, более того, не должны быть. В XVII-XVIII веках был очень жаркий спор между эмпириками и рационалистами насчёт того, рождается ли человек “tabula rasa“ либо имеет прирождённые знания. И, как с любым тезисом и антитезисом, здесь вышло так, что оказались в какой-то степени верными оба направления. Люди рождаются и воспитываются в разной среде и даже, более того, с неодинаковыми “мозгами“, у кого-то они работают потуже, но ведь есть и другие таланты. Как можно не любить человека за то, что он глупее тебя? Ведь мир не делится на интеллектуалов и глупцов, он делится на интеллектуалов и просто хороших людей. Пока я отношу себя просто к хорошим людям, но и зарывать в землю свои таланты не хочется. В развитии – жизнь.

А то, как воспринимают тебя другие, не расходится с твоим восприятием себя?
Смотря, о каких других идёт речь. У каждого человека в наборе находится несколько масок, которыми он жонглирует, находясь в разных обществах. В университете меня некоторые считают снобом, потому что я часто поправляю своих одногруппников на парах, но я всего лишь хочу, чтобы они становились лучше. Сам я всегда очень позитивно относился к критике, ведь общество – единственный критерий оценки твоего таланта или твоей бездарности. Люди, которые кричат, что независимы от общественного мнения, – просто не понимают, о чём говорят. Если бы не общественное мнение, они бы не смогли даже стать личностью в обществоведческом смысле слова. Критерии эстетики и этики – это общество. Красоты и морали самих по себе нет, и быть не может. А если учесть, что мы живём в эпоху постмодернизма, а может даже пережили её, то можно легко убедиться в том, что правды нет.

Литературу ты читаешь системно (одну книгу за другой, по периодам) или нет? Каков твой метод чтения?
Система есть, и её как бы нет, тут в мои суждения закрадывается диалектика. С одной стороны, от нечего делать я могу взять старую интересную книгу, которую я уже прочёл, и начать читать её с середины, а потом неожиданно прерваться и забыть про неё ещё на полгода. Больше люблю, конечно, русских авторов, если говорить о развлекательной и захватывающей литературе. От Достоевского меня не оторвать, и мне абсолютно индифферентно, что я прочитываю его уже в пятнадцатый раз. Есть книги и под настроение, Кафка или же Берроуз. Если книга не нравится, хотя я прочёл её уже до середины, я просто бросаю эту книгу и больше к ней не возвращаюсь, пусть её хоть целый мир хвалит. Единственная литература, которую я читаю систематически, – это тяжёлая академическая философия. Этот орех нужно грызть долго и порой без удовольствия, но, рано или поздно, ты просто начинаешь понимать, и все твои усилия с лихвой окупаются. Хайдеггера так просто не прочесть, к нему надо привыкнуть, трудности возникают как с переводом (куда же без них), так и с самим Хайдеггером, а вот Платона может читать каждый, и почти каждому он понравится.

На тебя действуют медиа, они стремятся сделать твоё мышление клиповым? Добавляет ли это обстоятельство сложности в прочтение серьёзной литературы?
Сказать, что не влияют, – значит соврать и себе, и вам. Однако телевизор я не смотрю, но не считаю это поводом для гордости, как некоторая группа интернет-пользователей. Просто телевизор сейчас смотреть действительно неудобно, ведь он неинтерактивен. Зомбоящиком его не считаю, взять хотя бы Ж. Деррида, знаменитого французского философа, который целыми днями его смотрел, но несмотря на это был самым популярным философом в Северной Америке во второй половине XX века. Всё зависит от человека. Газеты читаю редко, в основном тематические интернет-журналы и интернет-сообщества “ВКонтакте“, которые полностью их заменяют и предоставляют информацию, на порядок лучше и глубже проанализированную. Однако интернет действует на пользователей гораздо губительней, чем все остальные медиа, вместе взятые.

Интернет – это идеальное медиа, как для человека пытающегося думать, так, к сожалению, и для потребителя, и последних на порядок больше. Интернет и “ВКонтакте“, особенно “ВКонтакте“, создаёт из человека идеального безголового потребителя, будь он “интеллектуалом“, вскормленным “Википедией“ и “МХК“, продвинутым оппозиционером или же просто читателем “пацанских цитатников“. Большой разницы между ними нет. Ведь они со временем привыкают к поверхностной, “броской“ информации, цепляющей глаз, да и как же иначе разобраться в бурном потоке информационного мусора. После такой короткой информации сложно воспринимать что-то длинное и основательное. Однако чем “ВКонтакте“ плох, тем же он и хорош, а именно бесконечной свободой информационных потоков, где учитывается мнение каждого. Ты сам выбираешь, что ты ешь, ты сам выбираешь, какую музыку слушать, и сам выбираешь, что читать, как и раньше (исключая тоталитарные государства), когда господствовали книги. Люди, нежелающие думать, были всегда, просто сейчас они бросаются в глаза, ведь создают собственное досье на себя, я про личные страницы, разумеется. Конечно, это отражается и на мне, но с этим не просто можно бороться, а даже нужно. Ведь, как говорил Ф. Ницше, “только взбираясь на собственную голову, можно подняться выше“.

Спасибо.

Фотографии предоставлены героем интервью.