“Божественный порядок“ в Родине

Вчера 5 февраля в уфимском кинотеатре Родина открылся фестиваль швейцарского кино Cherchez la femme (Ищите женщину). Программа фестиваля включает в себя комедии, драмы, документальные и художественные ленты, преимущественно снятые женщинами, которые делятся своими историями и открывают нам мир женщин, мир феминизма. Но слово феминизм, конечно же, во время открытия нигде и ни разу не прозвучало. Если оно и предполагалось швейцарской стороной, то наши его старательно затёрли.

От лица страны победившего феминизма выступила старшая советница Посольства Швейцарии Доротея Кольде.

Женщина поблагодарила Врио Главы республики Р. Хабирова за поддержку идеи фестиваля и выразила приятное удивление, что эта идея была реализована башкирской стороной в короткие сроки. Вслед за Доротеей высказалась кураторка культурных проектов Посольства Швейцарии Алла Акчурина, которая, кроме всего прочего, почему-то извинительным тоном заверила зрителей/иц, что фильмы будут не только про женщин, они про всех-всех-всех. Прозвучало это как ничего плохого не подумайте, фильмы не только про женщин. Ещё одну каплю дёгтя закинула ведущая, которая, говоря про гендерные проблемы женщин, перепутала слова дискриминация и дискредитация“и не заметила этого.

Наконец, официальная часть мероприятия закончилась, и началось кино. Нам показали фильм Петры Бьондина Вольпе Божественный порядок, который вышел в национальный прокат Швейцарии в Международный женский день – 8 марта 2017 года. Это картина о том, как в 1971 году швейцарские женщины устроили бунт и получили право голоса“ не только на референдумах, но и дома. Сценаристка и режиссёрка Петра Вольпе, знакомясь с документами в Архиве истории женского движения в Швейцарии, прочитала диссертацию о противницах предоставления женщинам политических прав. Да, были у них и такие. Антифеминистки того времени, которые топили за право сохранения своих рабских цепей. В фильме показали путь патриархальной женщины в феминизм, причём показали хрестоматийно и как-то лайтово неестественно.

Что впрочем не помешало этой картине войти в своё время в лонг-лист премии Оскар в номинации Лучший фильм на иностранном языке.

Нора (Мари Леюенбергер) – благочестивая мать двоих сыновей, обслуживает, кроме мужа и детей, ещё и авторитарного свёкра. Она не имеет не только право политического голоса, но и права заниматься чем-то ещё, кроме быта и воспитания детей, то есть своих денег и имущества у неё нет.  Как и у большинство швейцарок, она экономически зависима от мужа. Мысль, что Нора хотела бы ходить на работу, любящий муж пресекает. Как бы сказала Чудо-женщина: там откуда я, это называется, рабство. В Германии и немецкой части Швейцарии того времени женское предназначение подавалось под соусом Kinder, Kirche, Küche (Дети, церковь, кухня) – три составляющих, которые определяли судьбу женщины.

Идейно фильм, конечно, годный, но с художественной точки зрения слабоват.

Та же Суфражистка (2015) Сары Гаврон куда более реалистично показывает приход женщины в борьбу, чем Божественный порядок, где сценарные гаечки хочется подкрутить, ведь душа просит единства формы и содержания. А теперь вспомните, когда женщины России получили право голосовать, и как сравнительно поздно – женщины Швейцарии. И посмотрите где сейчас мы, и где они. У меня всё.

Фестиваль швейцарского кино продлится в Уфе до до 8 февраля включительно.

Фото: автора.