Эта дурацкая любовь

Тёмный зал. Едва перевожу дух – боялась опоздать на предпремьерный показ фильма “Дикая жизнь“ режиссёрского дебюта одного из талантливейших актёров современности Пола Дано. Свет от прожектора загорается, и люди постепенно затихают. Сдержанно-холодная цветовая гамма кадра ненавязчиво посвящает зрителя в основное настроение фильма, а искусно воссозданная атмосфера 60-х годов окончательно погружает в происходящее на экране.

Мы наблюдаем картину медленного, но верного распада семьи, причём не в роли стороннего зрителя, а глазами одного из её членов – сына главных героев, четырнадцатилетнего Джо.

Его отца уволили с работы в гольф-клубе, а мать толком и жизни не видела: после рождения сына стала домохозяйкой, даже не окончив учёбу. Подобного рода проблемы глава семейства, по-видимому, привык решать кардинально, потому что на вопрос Джо о необходимости нового переезда, Джерри отвечает отрицательно, обещая найти новую работу в том же городе. В течение пассивно-депрессивных поисков, его супруга Жанетт устраивается на работу инструктором в бассейне, где знакомится с учтивым мистером Миллером, что и приводит к череде непоправимых событий.

Казалось бы история стара как мир, и тема разлада в семье – словно вспаханное поле среди кинематографических широт, но Полу Дано удалось воплотить и передать то нарастающее состояние отчаяния с примесью тотального одиночества каждого из героев, которое происходит в периоды семейных кризисов. Натуралистичное изображение реальности не получилось бы настолько глубоким, не пригласи Дано на главные роли Джейка Джилленохола, Кэри Маллиган и Эда Оксенбульда (сложно поверить, что ещё три года назад славный малый забавно читал рэп в “Визите“ Шьямалана).

Про то, что они превосходно сыграли, восторженно отзывались критики ещё после премьеры фильма на кинофестивале “Сандэнс“, с чем я, бесспорно соглашаюсь, но прочувствовать настолько личные эмоции, что оголенным нервом подвели к кульминационному диалогу, для меня было непередаваемым опытом.

Как поступить, когда по истечении пятнадцати лет брака понимаешь, что так и не реализовал себя в жизни, несмотря на все попытки пробиться наверх, или сублимируя энтузиазм в попечительство о близких? Что делать, если перекладываешь ответственность и бытовые заботы на ребёнка, проявляя больший инфантилизм, чем самое капризное чадо? На эти вопросы Джерри и Джанетт пытаются ответить не столько себе, сколько Джо, который напрямую спрашивает их о дальнейшей их судьбе. И они отвечают, больше последующими действиями, чем словами, но всё-таки отвечают. Драматичность “Дикой жизни“ проявляется не в намеренной слезовыжималке, коим современный зритель сыт по горло, а искренним душевным надрывом, что так сильно и немногословно показан в финальной сцене.

Личный катарсис у меня случился за мгновение до финальных титров, горечь обид и непонимания, пережитых за полтора часа, взорвалась рыданием.

Мечтаю, чтобы эмоционально сильных и качественных в реализации фильмов, с приходом в мир кино молодых творцов, становилось лишь больше. А также хотелось бы сказать, что какой бы жизнь ни казалась дикой, при ясном разуме и остром желании её всегда можно обуздать в мирное русло.

P.S. Любите своих детей.

“Дикая жизнь“ выходит в широкий прокат с 18 октября.