“Грибные Философы“: “Мы семья, объединённая творческими узами“

“Грибные философы“ – это три барышни, создающие тонкий, интеллигентный и интеллектуальный юмор северной столицы. Они – это Ира Ульянова, Лена Киселёва и Ли. Их комиксы определённо запали в душу не одной сотне (по)читателей. Если с первого раза я и не прониклась человечками, то со второго – полюбила их.

“Философам“ удаётся уловить то, что как бы висит в воздухе, но ещё не превратилось в слова. Даже немного сожалеешь, что это сформулировано не тобой. Но всегда хохочешь, когда обнаруживаешь, что кто-то думает и чувствует схожим образом. Этими последними летними днями мы поговорили про качество комиксов, “свою аудиторию“ и споры в коллективе.

Кто есть Грибные Философы? Представьтесь, пожалуйста, и расскажите о себе.
Ира: Привет. Я студент исторического факультета славного Санкт-Петербургского университета. Пошла туда не потому, что некуда было больше идти, а из-за большой и, я надеюсь, взаимной любви к истории. Официальным представителем “Грибных Философов“ из нашей тройки являюсь я: контактирую со всяческими представителями других сообществ, и вообще – наиболее коммуникативное звено. А ещё у меня зелёные волосы.

Лена: Ли говорит, что я магическая и эстетическая составляющая нашего трио. Среди моих повальных увлечений можно упомянуть энтомологию. В детстве мечтала стать археологом или космонавтом. Моё хобби – рукоделие с эзотеричеким уклоном (улыбается). Люблю копаться в компьютерах, занимаюсь любительской фотографией. Были попытки написания стихов, но писала в стол, и в общем-то вижу себя только в прозе. Отец хотел сделать меня журналисткой, что определённым образом повлияло на меня.

Ли: Здравствуйте, я – Ли. Моя жизнь состоит в основном из надежд на филологическое будущее и мук стихосложения. Безмерно люблю литературу, красивых девушек и задушевные беседы. В “Грибных Философах“ отвечаю за критику и рисовку комиксов. Называйте меня тоталитарной составляющей.

Что общего у вас как личностей, что вас связывает?
Ира: Начнём с того, что мы все учились в одном классе. Мне кажется, то, как мы сошлись, можно выразить фразой “Вот и встретились три одиночества“. Можно ли сказать, что мы все в какой-то мере являемся неформалами?
Ли: Мне не очень импонирует определение “неформалы“, так как его ценность в современном мире весьма спорна. Я бы сказала, что мы семья, объединённая творческими узами.
Лена кивает.

Как родились “Грибные Философы“?
Ира: Ли от скуки на алгебре нарисовала морду коровы. Но то, что это корова, казалось только ей. Соседка по парте увидела в этом человечка, сидящего на шляпке гриба. Спустя неделю в приступе скуки Ли вспомнила об этом и нарисовала первый комикс на тему тягот жизни поэта. Это увидела Ира, загорелась. И понеслось.

Расскажите о героях комиксов.
Ира: Ира: в миниюбке, с ногами длиннее тела, в руках – трубка, из которой идут мыльные пузыри. Ира ИРАничная, любит историю, делать чай и революцию.
Ли: в цветастом платье, но мы не скажем, почему. Может быть, просто потому, что мы хотели радугу. Тиранит и говорит жизнеутверждающие фразочки или не говорит. Или не жизнеутверждающие.
Лена: в длинном чёрном платье и с расточкой. По слухам, не любит дождь и делает чай, пока Ира делает революцию.
Муза и Муз: Муза у Ли, Муз у Иры. Отличаются крылышками, а друг от друга – наличием или отсутствием бантика. Отвечают за иллюстрацию творческого процесса.
Сталин: Его присутствие о многом говорит.
Время от времени появляются: Математик, влюбленная парочка, инквизиторы, чуваки начала двадцатого века, Гера, Понтий Пилат, Сахаров, Кант, Кот, Время, Александр Македонский, Чужой.

Как так получилось, что  вы стали относительно популярными? Такое внимание к вам неожиданно для вас?
Ира: Да ничерта мы не популярные. По современным меркам “кто-то о нас знает“, не более. Подписчиков (в сообществе социальной сети – Прим. Собаки Павла) мы набрали в основном благодаря пиару сочувствующих лиц.
Лена: Внимание не было внезапным, так как мы создаём довольно интеллектуальные вещи. Думаю, этого сейчас не хватает в этих ваших интернетах.
Ли: Я скажу только, что меня очень радует тот факт, что мы нашли свою аудиторию. Поначалу я даже не надеялась на такой отклик, который мы получаем сейчас.

Вы представляете себе вашего уже существующего читателя? Кто все эти люди?
Ира: Мы сами постоянно задаёмся этим вопросом. Нас читают студенты, причём не только гуманитарии, что лично меня радует, нас читают и уже состоявшиеся люди. А вообще, кто нас только не читает.

Ли: Хотелось бы ещё отметить, что объединяющим фактором является ироничный взгляд на жизнь –  как у нас, так и у наших читателей.
Ира: Без ироничного взгляда на жизнь на нашем паблике просто невозможно выжить. Впрочем, это не особенно редкое сегодня качество.

У вас есть сверхзадача, например, популяризировать классическую литературу или пробудить критическое мышление?
Ира: По-моему, мы не ставим перед собой сверхзадач. Мы ориентированы на людей, которые уже пробудили в себе критическое мышление и уже любят классическую литературу… Мы не воспитываем нашу аудиторию, мы её развлекаем. Если мы по ходу дела кого-то заинтересуем классической литературой или подвигнем критически смотреть на мир, то это здорово, но целей таких мы себе не ставим.
Лена: Хотелось бы показать людям другую точку зрения на вещи.
Ира: Только на вещи, что ли?
Лена: На ВСЁ-Ё-О!

Бывают ли разногласия по творческим вопросах внутри вашего коллектива? Если да, как разрешаете ситуацию?
Ли: Никаких разногласий. Делаем, как я скажу.
Ира с Леной выразительно молчат.
Ира: А если серьёзно, то, конечно, бывают. Куда же без этого. Мы спорим насчёт формулировок, насчёт востребованности и качества комиксов. Только что, например, Ли запретила приводить мне в скобочках конкретные примеры. Ну, приходим к компромиссу, а если не получается, то делаем, как Ли говорит.

Ли, на чём основана ваша власть? На страхе, на авторитете, чём-то ещё?
Ли: На доверии, наверное. Слушаются обычно тех, кому доверяют или кого боятся. Надеюсь, второе – не мой случай. Вообще, я стараюсь своё мнение приблизить к объективному.

Кто из создателей комиксов вам нравится? Может, кого-то считаете своим учителем?
Ли: Частично мне нравится “Цианид и счастье“, “Лиса и Сова“, “Happle tea“. Но они скорее не учителя, а похожие по профилю.
Лена: Многие комиксы, которые нравятся мне, совершенно не схожи с “Философами“.

Догадываетесь ли заранее, какой конкретный комикс понравится людям, а какой – нет? Часто ли ваше восприятие совпадает с восприятием читателей?
Ира: Мы строим какие-то предположения, но редко на 100% угадываем.  А вообще, хочется, чтобы каждый комикс нравился публике, но мечтать не вредно.

Вас заботит, что вас могут  понять очень немного людей в масштабах страны, например?
Ли: Повальная популярность не только не является признаком качества, но иногда и говорит об его отсутствии. Мы никогда не хотели становиться частью массовой культуры.
Ира: Мы просто хотели человечков порисовать.
Лена:Лучше пусть нас будут читать немногие преданные идее, чем куча непонимающих.

Объясните тем, кто вечно задаёт этот вопрос, в чём смысл заниматься чем-то много, долго и бесплатно?
Ира: Ну, а чем ещё заниматься-то? Это весело.
Вообще, круто, когда твоя деятельность кому-то интересна, пусть это и не добавляет денег в карман.
Лена: Сейчас и так слишком много людей, руководствующихся только материальной выгодой.
Ли: Коммерция, коммерция… В жизни есть столько вещей, завязанных не только на ней.
Ира: Мы бы не отказались от денег, конечно, но это далеко не наш уровень.

Вы хотите что-то добавить?
Лена: Make love, not war.
Ли: Make tea, not love.
Ира: Make art, not tea.

Фотографии предоставлены героями интервью.