Нетта Моль – мой поэт

В прошедшем, 2012, году я наконец-то нашла своего поэта! Это Нетта Моль. Запоминайте это имя. Нетта – юная поэтесса из города Муравленко, если вы понимаете, о чём я. У нас с Неттой получился неформальный, живой диалог. Наслаждайтесь.

Здравствуй, я Нетта. Хочешь поговорим?
У меня в голове постоянно играют Люмен.
Мне чудится часто сцена,
В которой мы все горим. 

Видишь, снег тает. Хочешь пойдем домой?
Город сегодня призрачный и угрюмый
На счастье взлетают цены,
Но ты же бесплатно мой?.. 

Слышишь, сирены. Я не хочу бежать.
Люди так любят секс, но не любят гуммы…
Если взять нож, в миг опустеют вены.
А мне хоть живой, хоть мертвой

Просто
с тобой бы
лежать.

Нетта, дорогая, привет. 

Привет-привет.

Ты едва ли не единственный современный автор, чьи стихи мне хоть сколь-нибудь нравятся.

Это безумно приятно, ты знаешь?! (улыбка) Какое-то время я назад я искренне думала, что популярность – это здорово. Теперь обо мне кто-то, да знает, но это ничего не давало до сего момента. Теперь понимаю, что всё не зря, раз уж я переплюнула многих.

У тебя – не зря, это точно. Я, кажется, знаю секрет твоего успеха у меня.

И каков же он, по-твоему?

Успех твоих стихов – в сочетание нескольких факторов. Незамыленный взгляд, свежесть восприятия, при том, что ты, по-видимому, чувствовала то, о чём пишешь. И, самое главное для меня, каждая буква, каждая запятая стоит так и там, как и где она должна стоять.

Возможно и так. На самом деле, мне просто частенько бывает больно. От этого пишется.

Ты считаешь, что ты одарённее других?

Это слишком общий вопрос. Если вникать глубже, то нет. Я не считаю себя одарённее других. Причём это касается не только поэзии. Буквально всего, чем я занимаюсь. Я маленькая пятнадцатилетняя девочка. Я только учусь быть одарённой.

Это даёт надежду. Мне абсолютно искренне кажется, что твои стихи нужны людям. Они ещё сами этого не знают.

Дело в том, что таких, как я, слишком много. Никому не нужна ещё одна провинциальная поэтеска, вроде меня. А, может, и нужна, но эту истину раскроёт время. Я пишу для себя, но, естественно, хочется для народа.

Не могу не спросить. Ты считаешь себя частью народа?

Нет. Не могу причислять себя к народу. Я так… рядышком иногда стою.

Я в тебя очень верю.

Спасибо тебе, милая! Ты жутко добра ко мне. Я даже теряюсь.

Если бы ты моё отношение к тебе и мою доброту преобразовала в признание, было бы приятно и мне (улыбка). Тебе самой нравятся твои стихи? 

Скорее да, чем нет. Есть в них что-то. Например, концовками я всегда довольна. И тем, как читаю, порой, тоже. Есть видео с одного квартирничка. Хочешь?

Давай!

То, что твои стихи тебе нравятся, – это одно. А вот считаешь ли ты их хорошими?

Я считаю их хорошими для своего уровня. Я никогда не писала и не пишу для того, чтобы просто написать. Я пишу для того, чтобы через год перечитать и сказать себе: «Да, детка. Мы это пережили. Было дело. Красотка, что записала, не дала себе самой это всё забыть!».

Мои стихи – это то, чем я себя поддерживаю. Нельзя считать плохими те вещи, которые держат тебя на плаву.

Значит, есть что-то, из-за чего тебе нужно себя поддерживать?

Честно говоря, много всего. Я абсолютно обычный подросток с исключительно тривиальными проблемами, но в то же время есть такие вещи, которые подкашивают ноги даже взрослым, казалось бы, уже состоявшимся личностям. Плюс я весьма впечатлительная особа и часто страдаю от этого своего сугубо женского качества.

Я часто нуждаюсь в поддержке, и мне льстит тот факт, что я сама могу себя ею в какой-то степени обеспечить.

Как ты думаешь, хорошие стихи и социальные сети – это достаточные инструменты для продвижения этих стихов, для того, чтобы они нашли своего читателя?

Хорошие стихи – это не инструмент. Это материал. А вот социальные сети, на данный момент, – единственная вещь, которая может распространить твоё видение поэзии на много миль вперед. Правда, очень много шлака здесь содержится, никоим образом не относящегося к искусству, тем не менее, народ хавает, радуется, все путём у народа.

И ты рассчитываешь, что читатель сам разберётся и выберет качественный материал?

Нет. Я просто на это надеюсь, потому что мы, маленькие поэтята, жутко наивные существа. Я просто радуюсь, что меня растили на хорошей поэзии, и я понимаю, к чему иду.

Иван Фефелов – это хороший поэт? Стихи Ивана Фефелова имеют отношение к искусству? (Моя роль тут – немного провоцировать.)

Стихи Фефелова? Эм… Очень каверзный вопрос, дорогая! В лучших традициях журналистики!

Я могла бы сейчас долго и долго разглагольствовать по поводу моего отношению к творчеству Ивана, но буду кратка: читала у него совсем немножечко, но безумно влюблена в него как в мужчину. За его подбородок, в большей степени. Надеюсь, сам Иван никогда этого не прочтёт. (ироничная улыбка)

А вообще, я могу сказать, что мужские стихи — всегда искусство и подвиг!

Я надеюсь, что прочтёт. А на произведениях каких авторов тебя растили, кстати?

Я начала читать самостоятельно примерно в четыре. Тогда же мне и подарили книгу сказок Пушкина, которую я за год вызубрила наизусть. Дальше были Лермонтов, Блок, Ахматова, Мандельштам, даже Оскар Уайльд и Уильям Блэк в оригинале, ну, и, конечно, мой любимый мужчина всех времен и народов – Маяковский. Хотя он больше поразил меня не как поэт, а как любящий человек. Самоотверженность и щенячья верность погубили величайшего героя современности, сильнейшего поэта! Удивительно, не так ли?

Не знаю, удивительно ли. Я не поняла ещё Маяковского. А, может, он не мой поэт. Я знаю только, что Анетта Моль – мой поэт. Анна, какие задачи у искусства? И вообще, есть ли они?

С моей стороны было бы некорректно определять задачи такого глобального механизма, как искусство! От себя могу лишь сказать, что сие поприще не для слабонервных и, каким бы красивым ни было название этой адской машины, искусство всё равно остаётся самой разрушительной, но и самой воссоздающей силой в мире.

Парадоксально, да?

Как, в принципе, и всё, что нас окружает. Мы все – искусство в той или иной степени.

Анетта, ты считаешь, что обнажаешь душу в стихах?

Мне частенько твердят, что у рыжих нет души. Но также мне известно, что вещи, которые лежат на самом видном месте, всегда неприметны…

У меня душа точно есть. Я вкладываю её в каждое своё стихотворение, и я уверена, что любой мой читатель умеет её до конца прочувствовать и сравнить со своей. Сделать для себя какие-то выводы.

Читатель сделает выводы. Раньше ты говорила, что пишется, когда больно. А от счастья пишется?

У меня редко. Почти никогда. От счастья пекутся пироги, от счастья случаются браки, от них же рождаются дети, и это тоже счастье… От боли плодятся стихи и только.

Счастье и боль – цикличны. Всё в нашей жизни – рекурсия, и каждый воспринимает это по-своему.

Кто-то смирился, а кто-то пытается сломать систему, чтобы по хардкору и все дела… (ироничная улыбка)

Я свою трогать не хочу. Пишется от несчастий – пусть так. Зато не изменяю себе.

Брак и дети для тебя так же важны, как искусство и поэзия? (широкая улыбка)

Честно говоря, я очень люблю спрашивать у первых встречных юнцов что-нибудь вроде: «А ты на мне женишься? А сколько у нас будет детей? А если я располнею, ты будешь меня любить так же, как любишь сейчас?». И очень многие из них подыгрывают мне. Выходят порой забавные истории.

Тем не менее, о браке я пока совсем не задумываюсь и отдаю свой голос только в пользу искусства!

Мы и не рассчитывали на то, что ты задумываешься о браке сейчас (улыбка). Боишься, что стихи перестанут писаться?

Очень боюсь. Тем не менее, я знаю один секрет, который никогда не даст исписаться поэту или даже такому, как я, поэтёнку: нужно просто как можно больше читать! И не важно, чего! Главное, чтобы это наводило на какие-то мысли.

Тема с Pussy Riot, конечно, набила оскомину. И она не могла пройти мимо тебя. Но вопрос неполитический. То, что делают молодые женщины, ты считаешь искусством?

Если не брать во внимание их удивительнейшие выходки, а исходить только из музыкального материала, который они представили в своей песне про богородицу, которая должна Путина прогнать, то да. Это искусство. Причём неплохое такое.

А то, что девочки спели эту песенку в церкви, даже символично.

Анетта, ты знаешь, куда идти в поэзии. А ты думаешь, что можешь воздействовать на души и умы людей посредством своих стихов?

Не знаю. Время покажет. Я ж не поэтесса, я ж только учусь! (улыбка)

Да, я не ошиблась в тебе и рада этому.

Спасибо, мне бесконечно приятно!

Нетточка, девочка, часто слышу от тебя слово «карма». Что это в твоём понимании? 

В моём понимании, а значит и в любом моём контексте, сей термин означает не что иное, как некое личное дело каждого. Там пишутся все поступки человека и их значения. Так сказать, высший документ на каждого…

А в этом документе прописано, так сказать, техзадание, или миссия?

Думаю, да, прописана. Только мелким шрифтом и где-то сбоку, как в документах, которые должны обмануть невнимательного.

Миссия есть. А если не выполнишь, какие варианты?

Никаких. Сиди и плачь на тлеющей жизни.

Миссия как способ прожить удавшуюся жизнь?

Миссия как способ не потерять себя в этом большом и страшном мире. Ты ведь замечала, как люди порой выбирают себе не ту профессию и всю жизнь получают неплохую зарплату на своем месте, не понимая, что не их это место вовсе, но уйти никак, ведь ипотека, двойня и жена поденщица. Всё это довольно прозаично. Давай не будем об этом дальше.

Что такое карма, мы примерно поняли. И иметь чистую карму, стало быть, – значит не совершать дурных поступков и совершать добрые?

Да ну нет. Да ну это не интересно. Об этом у индусов спрашивать надо.

У тебя же есть необычные способности, признайся. Читать мысли, видеть сквозь стены, предугадывать события?

Нет. У меня есть необычная способность ругаться матом и при этом выглядеть жутко милой девочкой.

Я догадывалась. Я догадываюсь также о том, что ты мистическим образом очаровываешь людей, причём обоих полов. Как с этим?

С этим, кстати, серьёзнее. Иногда случается, за один вечер я сближаюсь с человеком так, что он становится чуть больше, чем просто весь мой. Это здорово. Но иногда не получается, и я принимаюсь заниматься искренним самобичеванием. Просто не понимаю, как можно в меня не влюбиться?! (смех сквозь слёзы)

Это здорово для тебя, а для того человека – не очень?

Почему же? Ничего подобного! Это тоже опыт. Человек в следующий раз подумает, прежде чем влюбляться в такую рыжуху, как я.

А если ты располнеешь, ты сможешь так же влюблять в себя? (улыбка с прищуром)

Сложно сказать. Я и сейчас не талией беру. Думаю, к тому моменту, когда я располнею, у меня уже будет муж, двое детей и дача с огурцами.

Как хорошо, что мы беседуем сейчас, а не потом.

Действительно!

Обещанный конец света не состоялся. Веришь ли в то, что началась новая эпоха, в которой будет править твоё поколение, в том числе, ты?

Нет. Что за глупости? Ничего не изменилось. Ладно, если бы тряхануло! А так, как жили, так и живём. Кощей у власти, моё поколение пишет стихи про любовь, но умеет ею только заниматься… ничего нового.

А так, подспудно править возможно?

Можно, но нам не нужно.

Ты не хочешь углубляться в тему?

Наверное, не хочу.

Я не ошибусь, если скажу, что для тебя имеет большую ценность свобода: свобода слова, мысли, действия?

Не ошибёшься. Для каждого творческого человека в какой-то момент этот вопрос встаёт ребром. Люди, которые не замечают, что попали в западню бытовухи – счастливчики, по-моему! Как только начинаешь видеть решётку этой клетки, развивается паранойя и устаёшь от всего вокруг слишком быстро.

Я в какой-то момент поняла, что свободу реализую в будущем спокойно, потому что у меня, в первую очередь, абсолютно адекватные родители. Однажды я спросила маму просто для того, чтобы узнать, насколько она к моей свободе готова:

– А вот если я уеду в Тибет и подамся там в монахини?

Она посмотрела на меня внимательно и спокойным голосом ответила:

– Лишь бы тебе, девочка, было хорошо.

Моя мама – вообще потрясающе умная женщина. Даёт мне максимально допустимую для моего возраста свободу. Это круто.

А кому-то же меньше повезло с родителями? Я к тому, что кто-то менее свободен или несвободен совсем. Тебе кажется, таких много?

Да все мы несвободные. Просто кто-то меньше, кто-то больше. По-хорошему, я считаю несвободными всех тех, кто закупорил своё пространство лишними людьми. Мы создаём семьи не с теми! Мы дружим не с теми! Мы пишем стихи не для тех! О Чай, мы такие кретины! Если товарищ Джа меня слышит, он угостит сигареткой.

А Чай кто такой?

Я употребляю это слово вместо «Господи», ибо так честнее. Чай точно существует. Я пила.

Помимо всего прочего мы сегодня говорили об искусстве, о счастье и свободе. Если можешь, обозначь некоторые связи между этими понятиями (или явлениями).

Искусство = счастье. Счастье = свобода. Свобода = искусство. Снова рекурсия. Очень терпкая, очень стойкая и очень многогранная. Если бы она была домом, в ней был бы целый миллиард комнат и потайных ходов, которые и за все людские жизни на земле обойти невозможно!

Я не могу сказать точно, почему так происходит, но человек действительно жутко зависит от того, что ему приходится видеть в повседневной жизни. Своё отношение к этому каждый выражает по-разному: кто-то, увидев на улице мёртвую рыжую кошку, пойдёт в бар и напьётся, кто-то пнёт бездыханное тельце ногой и помчится по своим делам, а кто-то напишет огромную книгу про кошачью смерть и всеми отсюда вытекающими последствиями, событиями. И каждый из этих трёх людей сделает свой выбор в пользу какого-то из действий, потому что он имеет на это право. Он свободен!

Человек, который напьётся из-за такого, казалось бы, мелкого и никакого отношения к нему не имеющего события, продемонстрирует искусство сострадать. Тот парень, который пнёт бедную кошку и не расстроится из-за её смерти, покажет свой талант в искусстве быть отвратительным. Особо впечатлительный, который напишет об этом происшествии книгу, докажет первому человеку, что тот не выглядит глупым, напиваясь из-за смерти какой-то кошки, а второму – что тот безумно глуп и невнимателен к деталям. И вот это будет высшей степенью искусства!

Но если переходить к счастью, то, без плавностей и кратко, – счастье здесь будет обретено только в том случае, если третий своим трудом всё покажет первому и второму, а те поймут.

Нужно жить одним днем и никогда не мучиться по поводу того, что будет завтра. Тогда ты обретёшь возможность создавать нечто такое, что будет дарить тебе это пресловутое, но такое важное счастье.

Потрясающий пример! Прежде, чем ты поставишь точку в нашем разговоре, я хочу сказать, что для меня ты состоявшийся поэт. Если бы ты даже не написала больше ни строчки. Теперь мне хочется, чтобы о тебе узнало больше людей. Пожалуйста, слово тебе.

Любите рыжих. Не делайте то, чего вы не хотите делать. Любите друг друга так, чтобы однозначно и безусловно. Я напишу про вас сотню, нет, тысячу (!) тёплых и хороших стихов. Главное – любите.

Ваша Нетта Моль.

Ещё хороших стихов Нетты вам:

Обычная комната. Люстра, пин-ап плакаты,
Письменный стол, расправленная кровать,
В воздухе влажном витает амбре муската…

Хочется думать
Или же сладко спать.

Старая лавка. Письма в больших конвертах,
Книжки кашляют пылью, если листать.
Стоят по-божески — сорок! И это в центах!

Хочется ж мысли
Дешево обретать!

Утренний берег. Волны, морская стужа,
Ты с моего лица убираешь прядь…
Круг всех моих желаний донельзя сужен:

Хочется жить.
Не хочется умирать.

*****

Бар неприлично пуст для восьми p.m.
Правой держу стакан. Герр Бармен молчит.
Самая жуткая, сладкий, из всех проблем —
Это когда твой виски чуть-чуть горчит.

В хостеле охладелом так много снов
Бродит по коридорам, фасадам крыш…
В этой обители граждане всех миров
Знаешь, чего боятся? Услышать тишь.

На белых больничных стенах немая боль
Красится четким шрифтом чужих ногтей…
Знаешь, когда звонят абоненту Моль?
Его вызывают, когда хуже нет вестей.

На башнях Кремля бесплатно ночуют ветра,
Но нашему ветру давай-ка подарим кровать.
Пожалуйста, помни: пока не настала пора,
Нужно друг друга просто не проебать.

*****

Я купаюсь в твоем безбрежном мирском молчании…
Кельнер, бросив меню на стол, удаляется прочь.
У меня рано утром важнейшее совещание.
У меня до утра только ты и шотландский скотч.

У Ремарка такие как мы могли пить беспробудно,
А потом, через пару часов, заводить мотор.
Ты кури, пей да пой, моя девочка! Пусть паскудно,
Пусть нет денег, работы и пусть не влюбился сеньор!

Пусть в висках отбивает чечетку размеренный пульс,
Смысл фраз заплетается в прочный беседочный узел.
И без веры в Яхве, моя дивная, я за тебя молюсь,
Воспевая тебя в своих регги, фолк-роке и блюзе.

Жаль, что вечность покинет нас с первым намеком зари,
А пока за окном вечереет Нева,
просто
со мной
говори.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.