Очередной звонок “Почтальона Одержимости“

21 июня проект TheatreHD порадовал уфимского зрителя премьерой спектакля “Одержимость“, показанного на экране кинотеатра “Киномакс“. Совместная постановка лондонского театра “Barbican“ и и нидерландской компании “Toneelgroep Amsterdam“ увидела свет весной этого года.

Режиссёр спектакля Иво Ван Хове создал свою “Одержимость“, опираясь на сюжетную линию одноимённой киноленты 1943 года итальянского режиссёра Лукино Висконти.

Попробуем разобраться, актуален ли спектакль для сегодняшнего зрителя, и если да, то чем именно?

e631c74fcd3403281e32731740a47477618bc6da

Как известно, успех произведения – зачастую дело рук истории его создания. А историю этой постановки проанализировать невозможно, не пускаясь на виртуальной машине времени в хронологию дат и творцов. Первую версию “Одержимости“ свет увидел в 1943 году. Именно тогда начинающий режиссёр Лукино Висконти, вдохновленный актуальным в тот период жанром романтического детектива – жанром нуар, берётся за экранизацию романа Дж. Кейна “Почтальон всегда звонит дважды“. В итоге вышедшая на экраны картина стала воплощением итальянского криминального неореализма и произвела фурор среди мировой общественности. Кинокартина оказалась успешной благодаря сюжету.

“Одержимость“ – это история Джино Косты, молодого странствующего бродяги, который оказывается втянутым в отношения семейной пары, где жена красива, муж богат, а любви нет.

Прекрасный молодой нарцисс погружается в сети любовного треугольника со всеми вытекающими из такого дела последствиями в виде катарсиса чувственности и развязки в виде убийства. История о том, как прекрасная молодая дева вынуждена состоять в браке с нелюбимым стареющим мужчиной лишь по причине острой финансовой нужды была донельзя актуальна в 40-е годы. Новаторство Лукино Висконти послужило заразительным примером для многих молодых режиссёров-современников. Так, Орсон Уэллс снимает фильм “Леди из Шанхая“ с подобной сюжетной линией, а Тэй Гарнетт создаёт свою интерпретацию “Одержимости“ — кинокартину “Почтальон всегда звонит дважды“. В 80-е годы в дверь массового зрителя и кинолюба “почтальон“ позвонил вновь с лёгкой руки режиссёра Боба Райфелсона. “Почтальон“ сегодняшней “Одержимости“ Иво ван Хове – один из самых успешных и востребованных театральных режиссёров нашего времени.

Хове решает намеренно упростить сюжет, давно ставший классикой, до минимального количества действующих лиц и предметов.

Этим он будто говорит зрителю, что одержимость видит только своих жертв, а жертвы – только свою одержимость. Таким образом талантливый бродяга-лоботряс Джино, превосходно сыгранный в этом спектакле Джудом Лоу, его зазноба Кора, муж Коры Фрэнк, священник, судья и временная попутчица Джино – танцовщица кабаре, предстают перед нами на фоне практически полного отсутствия сценических декораций, чем усиливают зрительское внимание и эффект послевкусия.

Хочется отдать должное и актрисе Халине Рейн, движения которой на сцене сходны с балетными па.

В своей постановке Иво ван Хове, безусловно, доносит до зрителя “всё пиршество красок“, воплощенное в пластике актёрских телодвижений, и всю прелесть современного романтизма. Интересен метафорический ход с обыгрыванием куска сырого мяса, который, подобно Нити Ариадны, проходит сквозь всё полотно спектакля.

Режиссёр показывает зрителю мясо и этим иллюстрирует саму Одержимость. Суть спектакля можно выразить мыслью, что люди морально едят людей.

Человек человеку – мясо, или Человечина… И всё же что такое одержимость? Зачастую это процесс, при котором мыслящий и изначально свободный духом человек перечёркивает свои духовные принципы ради исполнения первичных потребностей. Такое жертвоприношение превращает людей в механические устройства, имеющие двигатель внутреннего сгорания и всевозможные кнопки переключений, не более того.

В своей интерпретации “Одержимости“ Иво Ван Хове наглядно демонстрирует это, показывая автокатастрофу через механизм автомобиля, повисающий над головами своих жертв.

Этот новаторский ход сложно не заметить: режиссёр намеренно утрирует его, подливая масла в огонь в виде горючего, льющегося из бака машины-хищника на тела людей. Силуэты борющихся или обнимающихся человеческих тел залиты черной жидкостью, будто грязью, и прекрасно отображают их одержимость. Так актуальна ли тема спектакля для сегодняшнего зрителя? Отчасти, да. И всё-таки откровенное вскрытие неприкрытой похоти, вынесенная создателями на большой экран, и которая была новаторским ходом в 40-е годы прошлого века и вызывала у зрителя шок своей провокационностью, сегодня не более чем размешивание воды в ступе.

Это слишком повсюду и слишком про нас, подчас отстаивающих, например, вегетарианство и права животных, и при этом морально “поедающих“ ближних суммой собственных претензий, амбиций и зависимостей.

Что касается спектакля Иво ван Хове, то ответа на вопрос: “Что делать с одержимостью?“, режиссёр не даёт, а пищи для ума нам и без того с лихвой хватает в жизни: достаточно и в реальности хорошенько поглядеть по сторонам. И всё-таки не всё столь прозаично, пока у нас есть искусство и мастера, способные передать поэтику движений человеческих тел даже сквозь пелену сумерек , “развёрстую плоть“ автомобильных двигателей и увесистые куски сырого мяса.

Фото: coolconnections.ru

Sobaka Pavla