“Питер Пэн“, или путешествие к своему “внутреннему ребёнку“

21 июня в рамках проекта TheatreHD в Уфе был показ спектакля “Питер Пэн“ по произведению американского сказочника и драматурга Джеймса Барри. Режиссёр Салли Куксон долго вынашивала эту идею: по её словам сделать спектакль по сказке Барри было её давней мечтой. И мечта была воплощена в совместной постановке Национального театра и бристольского театра “Олд Вик“.  Что из этого вышло, получилось ли у авторов стать настоящими волшебниками и покорить сердца разновозрастной аудитории, попробую разобраться, исходя из послевкусия от увиденного и услышанного во время почти трёхчасового спектакля на большом экране.

4473_1 (1)

Погружение в “подводные миры“ спектакля будет неглубоким, если не обратиться к первоисточнику – сказке Барри. Итак, о чем “Питер Пэн“? Справедливо ли рассматривать эту сказку как сугубо детское произведение о маленьком мечтателе и проказнике, мальчугане восьми лет, который не хотел взрослеть и по этой причине покинул свою маму. Разумеется, нет. Произведение писателя можно смело назвать архетипической притчей о природе человека. Сказка Барри держится на “трёх китах“. Прежде всего она о двух борющихся в каждом из нас инстинктах разрушения и созидания, эросе и танатосе. А ещё о том, как важно принимать процесс собственного биологического взросления, оставаясь при этом ребёнком в душе.

Но главная идея “Питера Пэна“, конечно, заключается в оберегании человеком своего “внутреннего ребенка“, как символа всего бескорыстного и открытого к восприятию красоты.

Мы не сможем вести наших детей дорогой добра , если сами утратим зоркость сердца и полёт духа. Воплощая в жизнь своё “дитя“ [спектакль] режиссёр со свойственным настоящей матери трепетом, сплотила в “единый организм коллектива“ актёров, умеющих подсмотреть этот мир глазами ребёнка. Историю сказочного Питера и его друзей нам рассказывают взрослые. Режиссёрский ход такого рода в последнее время стал общим местом. Авторы активно упаковывают своих актёров в детские образы, что часто привносит в послевкусие лишь умиление. В случае с работой Салли Куксон всё выглядит на удивление гармонично! Одетые в разноцветные платьица и полосатые пижамки взрослые дяди и тёти будто негласно констатируют, что все мы родом из детства. И констатация весьма убедительна! В постановке Куксон каждый актёр на своём месте.

В первую очередь хочется отметить главного виновника торжества Пола Хилтона, который удивительно точно и по-мальчишески неистово передал суть сорванца Питера.

Ранее актёр уже имел опыт перевоплощений в плохишей: когда-то он мастерски сыграл Робин Гуда и понеслось. Но чтобы играть малыша-плохиша мало одной харизмы и экспрессии, важна степень искренности.

4473_2

Главного злодея сказки — Капитана Крюка “волшебная палочка“ режиссёра тоже не обходит стороной. Этому персонажу Салли Куксон “делает операцию по смене пола“. Вместо Капитана- мужчины перед нами предстаёт весьма обольстительная дама в исполнении Анны Франколини. Эффект полученный от созерцания этого персон. Акцент с переменой пола ещё один весомый плюс в котёл положительного послевкусия от спектакля. Капитан Крюк символизирует увядание и смерть, а образ смерти с древних времён отождествлялся с женским архетипом.

Если рассматривать эту сказку как философскую притчу, то смерть присутствует в ней как метафора урока-испытания.

Любой урок полезен тем, что при извлечении правильного вывода даёт возможность возрождения. В постановке Салли Куксон эту мысль иллюстрирует Питер Пен периодически напевающий: “Волн много, но Питер такой один! Умирать полезно! Смерть может стать большим приключением!“. К слову о волнах… Природные катаклизмы в виде волн, причудливые звери, таинственный мир подводного дна и горделивые корабли на сцене, кажется, что тоже живут и дышат в унисон не только актёрскому составу, но и зрительному залу. Каждый элемент спектакля воспринимается как единый организм. Это замечательно видно в сцене с чучелом крокодила, которое, как и другие атрибуты спектакля, было собрано в Мастерской национального театра художником Майклом Вейлом со-товарищи. Макет крокодила в виде соединения нескольких пластиковых деталей, благодаря мастерству актёров, перемещался по сцене так ловко, что казалось – перед тобой настоящий диковинный зверь. В оживлении каждого зверя принимала участие целая команда талантливых актёров. В одном из интервью, посвященному постановке, создатели признались, что их целью было помочь зрителю почувствовать, что сказка Джеймса Барри не только художественное произведение, но и увлекательная игра.

При просмотре я неоднократно ловила себя на мысли, что территориальная дистанция между сценой и залом не более чем иллюзия.

Несомненно, настоящее искусство – это всегда со-творчество зрителя и художника. В качестве примера вспоминается эпизод, в котором Питер Пэн начинает хлопать в ладоши, чтобы оживить фею Динь-Динь. У горе-волшебника ничего не выходит, и тогда он обращается к зрительному залу с просьбой помочь оживить малышку волшебными хлопками. Такое обращение актёра к зрителям в момент кульминационной развязки просто не смогло оставить зал равнодушным. В итоге хлопали все, в том числе и завороженные увиденным зрители, пришедшие на премьеру в TheatreHD в “Киномакс“. Спасибо режиссёру и авторскому коллективу за прекрасную постановку!

 Фото: архив TheatreHD.

Sobaka Pavla