Руслан Князев о пользе стихов, режиссуре и собственных ошибках

С его стихами я впервые познакомился на одном литературном вечере несколько месяцев назад. В тот момент эти стихи мне показались чёткими, простыми, но в то же время метафоричными и необычайно глубокими. Спустя несколько дней мы встретились, чтобы пообщаться на разные возвышенные (и не очень) темы. Знакомьтесь, моего собеседника зовут Руслан Князев:

На вселенную лучше смотреть сквозь игольное ушко.
Переливы созвездий яснее горят в темноте.
На другом конце провода правды не скажут – прослушка.
На спине рукава у рубашки.
Тут холодно, так что – надень.
Выйди в степи, любимая, – те, что прорезали город,
как багет обезвоженный, на авеню и мосты.
Из тумана выныривает на тебя борт линкора.
Уплывёшь?
Присмотрись, то не судно, а снова чужой монастырь.
Тот апостол счастливый в реестре под цифрой тринадцать,
если жив, вряд ли взглядом нас жжёт, как жуков, в телескоп.
Что, не веришь в него? Хочешь реинкарнаций?
А что если в следующей жизни
родишься песком?
Оборвёшь провода, телефонные линии власти.
Скинешь наземь рубашку из сорванного в поле льна.
Корабли приютишь, если в баллах девятый вал стих.
Так, впесочась в иглу,
погляди, как сияет небес полынья.

Творчеством Руслан занимается с самого раннего детства: «Наверное, сказывается тот факт, что родственники мне постоянно читали книги. А потом я и сам уже посвящал чтению всё время. Затем был предмет в школе – родной язык. Там что ни урок, то обязательно писали какие-нибудь басни, притчи, анекдоты, стихи. Помню, в четырнадцать лет купил тетрадку на пружинках с Гомером Симпсоном, который кричит фирменное «D’oh!». Открыл её вечером, сидя на кровати, и тут же выпалил стихотворение. Первые строчки до сих пор помню – кто-то из Великих сказал по этому поводу, что первое произведение у автора всегда самое лучшее…»

Стихотворения Руслана как яркие картины: переполнены метафорами, красками, образами. Как отмечает сам автор, его тексты – это, прежде всего, идеи, выраженные в определённых формах: “Я могу писать и каждый день, но если идея в голове не созрела и не обрела уникальную форму, то проку нет от таких стихов. Это может быть и выдумкой, и историей из жизни – всегда по-разному получается. Главное, чтобы всё логично и гармонично выстраивалось. Большинство образов, конечно, беру из того, что вижу, как и все авторы”.

Как немногие авторы, к вдохновению мой собеседник относится скептически: “Раньше начинал писать только тогда, когда в голове появлялась первая строчка. Сейчас – нет. Сначала вынашиваю идею, потом сажусь и занимаюсь стихотворением. Это во многом механический процесс – работа, как говорит Маяковский, – писать несложно, когда технические навыки более-менее отточены”.

Ветка метро проросла из земли
и застыла.
Под ней распростёрся залив.
Мы ехали, не прислоняясь к словам,
что велели нам не прислоняться.
Пар выдохов стёкла внутри целовал,
приготовив для пальцев
мольберт.
Мы молчали, мы дали обет,
и, казалось, вагон состоит из немых –
из причёсанных, встроенных в строй горемык;
мы, как сельдь, тут расселись рядами,
готовые сделать последний нырок –
нырок в жесть.
Мол, мы с вами, друзья, пуритане.
Мол, у нас совесть есть.
Мол, мы видим: за окнами нет стен туннеля,
лишь солнечный день,
но от страха не велено блеять,
ведь каждый из нас не трусливей, чем те,
что его окружают.
Горды и спесивы.
Вагон, разогнавшись, завис над заливом,
и ужас сковал нас ударом под дых.
Тишина.
Поезд падал отвесно.
Созревшие
люди посыпались, словно плоды.

Руслан Князев – будущий режиссёр; может быть, именно поэтому он выбирает такие насыщенные цвета для собственных поэтических картин. Из Уфы в Петербург поэт приехал учиться в Государственном Университете Кино и Телевидения на режиссёра игрового кино. Руслан признался, что это была его давняя мечта, о которой он не жалеет: “Да и не моё это – жалеть о прошедшем. Город красивый, близких по духу людей хватает – в этом плане я счастлив. Но не уверен, что это конечная точка моего маршрута”.

Хочется отметить, что в Уфе мой собеседник являлся одним из организаторов поэтических вечеров в арт-клубе “15:31”, где декламировались стихи классиков наряду со стихами собственного сочинения: «Тогда нас было трое, мы не боялись никаких шаблонов – просто потому что ничего о них не знали. В общем, спустя два месяца нас звали участвовать в театральных перфомансах, показывали по каналу “Культура”, брали интервью на тему современного искусства. За это время мы испробовали множество разных форматов выступлений, один раз даже устроили “Вечер плохих стихов”».

На сегодня Руслан ставит перед собой иные задачи. В планах у автора выпустить аудиоальбом собственных стихотворений на музыку его хорошего друга Вадима Пантина: “Эта музыка нежанровая, искренняя, погружающая. К этому я пришёл ради того, чтобы слушатель окунался в образы, присутствовал во Вселенной каждого отдельного стихотворения. В общем, будем устанавливать связь с Космосом и постигать дзен”.

Напоследок будущий режиссёр и молодой поэт продолжил несколько коротких фраз:

Моя самая большая слабость – это снобизм.
Если я был бы женщиной, то не понимал бы мужчин.
Сейчас в искусстве всё можно – и это плохо.
Однажды я напишу такое стихотворение, а потом – другое.
Мне бы хотелось, чтобы мои стихи кому-нибудь помогли. Хотя бы – огнём в камине.
Когда мне исполнится 65 лет, я буду смеяться над собой сегодняшним.
Я слишком часто влюбляюсь.
Если бы стены умели говорить, я бы не выходил из комнаты. У вас, наверное, каждый так отвечает?
Самый приятный момент наступает, когда начинаешь жить без интернета и телефона. И каждый последующий момент – тоже.
Мои ошибки – это лучшее из моих приобретений в этом мире.

Нашим читателям Руслан Князев желает оставаться искренними, неудовлетворёнными и живыми. Дышите полной грудью, впереди весна!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.