“Союз спасения“ — это красиво

“Союз спасения“ — это красиво

Краем глаза замечая в киноафишах фильм с названием “Союз спасения“, я думала, что это очередное кино от Марвел или DC! Совсем забыла, что так называлось тайное общество декабристов, а ведь летом того года была в музее С. Трубецкого в Иркутске. В общем, когда ошибка раскрылась, мне захотелось посмотреть это кино, хотя особых надежд на российский кинопром, финансируемый государством, у меня не было. Тем более к создателю фильмов “АдмиралЪ“ и “Викинг“ Андрею Кравчуку, обозначенному как режиссёр “Союза спасения“. Но, к удивлению, кино оказалось не пропагандистским говнищем, а смыслы, которые я в нём увидела, удивили меня ещё больше.

Если бы власть пошла на диалог с народом, то восстания декабристов и последующей казни их предводителей можно было бы избежать, а может последующей эпохи террора тоже – такой посыл я увидела в фильме.

Мысль, что диалог мог спасти ситуацию, подаётся до боли прямо и наивно: например, в начале главный герой картины – эксцентричный дворянин и подполковник Сергей Муравьёв-Апостол (Леонид Бичевин) после разгрома наполеоновской армии решается на дерзость: при обходе государём своих войск выскакивает перед ним с ящиком шампанского в надежде, что Александр I (Виталий Кищенко) выпьет со своими верными офецерами, но государь надменно проезжает мимо. В конце фильма эта же сцена проигрывается создателями ещё раз, но с другой концовкой: государь сходит с коня и вместе с офицерами празднует победу – умилительная картина единения с верными сынами страны. В голове рисуется идиллическая картина, как в какой-то параллельной Вселенной царь прислушивается к этим образованнейшим и умнейшим людям своего времени, идеалистам и потенциальным реформаторам – и вот они вместе думают как вытащить страну из жопы.

Самое интересное, что создатели фильма не раскрывают показанную историю через дихотомию “хорошие-плохие“.

Нет никакого намёка на осуждение бунтарей, более того кажется, что здесь их как будто романтизируют. Нам по чесноку показывают, что один из предводителей заговорщиков – Сергей Трубецкой (Максим Матвеев) не возглавил восстание готовых войск на Сенатской площади потому, что до последнего надеялся, что Николай I снизойдёт до разговора с ним. Создатели подчёркивают, что Трубецкой не хотел насилия и цареубийства, поэтому и промедлил.

В «Союзе спасения» звучит забавная фраза: “они хотят Конституцию – угрожают нам“. Аналогии с нашим временем напрашиваются сами собой.

Вся сцена присяги новому императору, когда заговорщики вывели на Сенатскую площадь гвардейские части – один сплошной саспенс. Где-то читала, что Николай I, тогда уже знавший о предстоящем восстании, готовился умереть с честью, если придётся. Вот и здесь его показали мужественным человеком в часы, когда решалась его судьба – на площади, где большая часть войск могла не присягнуть ему в верности, и пуля цареубийцы могла прилететь в любой момент. Умилительна сцена общения Николая со своим сыном Александром – тем, кто потом отменит крепостничество и умрёт от рук бомбиста. Эта историческая справка в финальных титрах тоже наводит на разные мысли типа “а что нам хотели сказать, прописав это в титрах?“.

Эзоповский язык от создателей фильма мерещился мне всю дорогу.

Если отойти от содержания и посмотреть на форму, то это кино снято монументально – крупные планы, декорации, костюмы – истрическая реконструкция удалась; в фильме задействованы не самые опостылевшие актёры (Александра Петрова нет); удачно и органично звучит оригинально видоизменённая знакомая уху музыка – песни Бутусова и Цоя в исполнении симфонического оркестра. В общем, как говорит Павел Пестель в эпичной сцене с перевёртыванием бокала: “Это красиво“. Про “Союз спасения“ можно сказать то же самое.

Ева Крестовиц