Марина Чен: с “Облаков“ на землю

Недавно в Центре современного искусства Облака прошел вечер стихов Марины Чен.  Автор не в первый раз приезжает к нам из Петербурга, многие в моём окружении знакомы с его текстами, а кто-то даже устраивал в прошлом квартирники поэтессы на своей жилплощади. Мне же пересекаться с творчеством М. Чен до сих пор не доводилось, поэтому решила узнать, что это.

Chen

Будучи человеком открытым и общительным, Марина Чен не гнушается персонально приглашать потенциальных слушателей на свои выступления через социальные сети. К этому пункту у меня отношение противоречивое: с одной стороны, внимание творца в большинстве случаев подкупает обывателя, и в этом плане механизм привлечения работает объект внимания непременно постарается не забыть о событии и посетить его. К тому же работа с заполняемостью зала это то, чему многие творцы не уделяют должного внимания, в итоге мне не раз приходилось наблюдать, как отличные, но пока ещё малоизвестные, музыканты или поэты выступают при полупустых залах, и искренне не понимают, почему так выходит. То есть не предполагают, что не всегда достаточно делать что-то стоящее, чтобы иметь гарантированную аудиторию, что на начальном этапе важно и нужно найти кратчайшую дорогу к слушателю, прорубить путь через заросли его инертности и гущу информационного засилья. К примеру, начинающий  В. Маяковский, видя полупустой зал, выходил на улицу, раздавал билеты и лично убеждал каждого встречного, что ему непременно нужно прийти и послушать его стихи. С другой стороны, то, что хорошо начинающему артисту, не к лицу состоявшемуся. И в этом случае золотая середина когда этим вопросом занимается не сам артист, а организаторы мероприятия, как в большинстве случаев и бывает. Но самостоятельность госпожи Чен в этом деле вытекает, как мне кажется, из образа своя в доску: со слушателями автор общается как с приятелями, по доброму подшучивает, комментирует какие-то их действия. Марина Чен максимально открыта и проста как человек, но то, что идёт в плюс в образе, идёт минусом в стихах, которые являются прямым продолжением её открытой житейской натуры. Если взять фразу Г. Гейне: “Где кончаются слова, там начинается музыка“ и предположить, что поэзия это иная форма музыки, сконцентрированной в словах, как потенциал цветка, находящегося в зародыше, то выходит, что и поэзия начинается там, где заканчиваются слова, там, где росток прорывает кожуру семени, не имея больше возможности находиться внутри.

Проще говоря, поэты  это те, кто сеет зёрна своего Слова внутри вашего сознания, и если в итоге они (эти зёрна) не прорастают, то тут, друзья мои, два варианта: либо семена не годны вообще, либо не годны именно для вашего горшка вашей головы. 

В случае со стихами Марины Чен, видя, как восторженно её слушают те 12 человек, что пришли на выступление, я всё же вынуждена остановиться на втором варианте. Перед до мной предстал поэт-текстовик, некоторые тексты которого были в своё время превращены группой Ночные снайперы в замечательные песни. А вот без внешней музыки они ощущаются как несостоятельные, потому что внутреннюю не имеют.

И получается, что стихи автора  это сухой остаток, как тот фруктовый порошок в пакетиках из детства, который нужно было предварительно развести водой, чтобы употребить.

Ко всему прочему, слова в анонсе к событию, мол, фанатам группы Ночные снайперы должно понравиться данное мероприятие, производят впечатление, что автор хочет выехать за счёт сопричастности к вышеуказанной группе.
Всё, что было прочитано Мариной Чен в тот вечер, можно условно разделить на две фракции: лирическую и хулиганскую. В части лирики автор рифмовал про любовь, огорчения, надежды, потери, боль, а дальше  то же самое, но уже с добавлением солёных словечек и названий анатомических частей человеческого тела. Запомнилась прозвучавшая из уст автора фраза “Моя любовь до пошлости чиста“, которая автоматически видоизменилась в моей голове в некое заключение: мои стихи до пошлости просты. И пошлость не в смысле: ой, тут про ж*пу сказали вслух, а я моралфаг!, а в значении нечто, набившее оскомину, затёртое, банальное, что без кровотечения из уха, образно говоря, слушать невозможно.

В  перерыве между стихами обаятельная азиатка травила байки из жизни, рассказывала смешные случаи из многолетней дружбы с музыкантом Светланой Сургановой, о выходках своих питомцев собак, о том, как поступала в ветеринарный институт и бросила его на первом курсе из-за специфического аромата профессии. Слушая эти жизненные отступления в голову даже закралась крамольная мысль, что не будь в программе вечера стихов, то нигде бы и не убыло. Ведь всё равно воспринимаются они как пятое-десятое, и это не тот свет, который будет манить как маяк во мраке ночи“. И вот я  видела перед собой душевную жизнерадостную женщину, видела молодых людей, проникнутых её дружелюбием и, возможно, желавших познакомиться поближе. Но к чему здесь тексты?  напрашивался вопрос. Посидеть, поговорить бы за жизнь в рамках квартирника, выпить игристого за знакомство  и всё бы было хорошо, и никаких бы Облаков, никаких ожиданий с последующим хрясь об землю.

Фото: из сети.

собака