Узнай цену лжи

Узнай цену лжи

26 апреля была 34-я годовщина аварии на Чернобыльской АЭС – крупнейшей техногенной катастрофы за всю историю атомной энергетики по количеству погибших и пострадавших от её последствий людей. Увидев в ленте эту информацию, я вспомнила, что прошлогодний сериал от HBO “Чернобыль“ я до сих пор не посмотрела, и решила это сделать. Детище режиссёра Йохана Ренка – пятисерийный британо-американский проект, который максимально детально описывает всё то, что происходило в ту ночь 1986 года на атомной электростанции близ города Припять, и следующие за этим события. У меня создалось впечатление, что сценаристы старались бережно работать с материалом, и высокая степень достоверности содержания делает сериал похожим на полудокументальный, впрочем, некоторые моменты всё же вызвали вопросы. Но обо всём по порядку.

Первое, что сразу бросается в глаза в сериале – это кропотливое воссоздание атмосферы той эпохи и той страны, которые остались в прошлом: вид советских городов, транспорта, интерьер квартир, предметы обихода, одежда, облик советских людей, а актёры и актрисы “сидят“ в своих ролях как влитые и отлично раскрывают свои персонажи.

Здесь трудно выделить одного главного героя или героиню, но троицу, состоящую из двух физиков-ядерщиков Валерия Легасова, Ульяны Хомюк и одного высшего чиновника из Совета Министров Бориса Щербины можно назвать центральными персонажами сериала. Если Легасов и Щербина были реальными людьми, занимавшимися ликвидацией последствий аварии, то Ульяна Хомюк (Эмили Уотсон) – собирательный образ советских женщин-учёных, коих в СССР было много, и приятно, что создатели хотели это подчеркнуть.

Лейтмотив сериала выведен в его слоган: “Узнай цену лжи“. Нам показывают, что замалчивание критически важной информации властями страны и руководством АЭС привело к катастрофе, к большим человеческим смертям, а также героизм учёных и рабочих, которые были вынуждены жертвовать собой, и делали это, находясь между молотом и наковальней – под угрозой жизни и давлением госпропроганды. Как тогда, так и сейчас, человеческая жизнь для чиновников стоит очень мало, когда им важно делать хорошую мину при плохой игре перед всем миром.

Очень похоже на сегодняшнюю ситуацию с коронавирусом: люди страдают и умирают, пока кто-то пытается прикрыть жопу, скрывая реальную информацию и плохо обеспечивая средствами защиты тех, кто на “передовой“. Большое внимание создатели уделили описанию работы ядерного реактора и АЭС, пошагово воспроизвели фатальные действия работников, которые не обладали нужной информацией, и, следовательно, не могли не допустить взрыва. Ведь если в случае с чем-то неодушевлённым (зерном, удоями), можно рисовать цифры “благополучия“ без последствий, то в случаях, когда дело касается человеческих жизней, это делать очень трудно. Уши спрятанного зайца где-нибудь да вылезут, прям как у нас в Уфе.

С художественной точки зрения “Чернобыль“ впечатляет и восхищает уровнем мастерства и профессионализма людей, которые его сняли – на западной фабрике сериалов иначе, кажется, и не бывает.

Но один эпизод в сериале вызвал у меня большое недоумение как вопиющий факап, что даже странно на фоне блестяще сделанного всего остального. Как так вышло? Или если это сделано специально, то для чего? Я про сцену встречи министра угольной промышленности Михаила Щадова с шахтёрами, который приехал на шахту, что сообщить им об их переброске на АЭС. Министр показан “белым воротничком“, который знает об устройстве шахты только по картинкам, в то время как в реальности это был человек, начавший трудовую деятельность в 15 лет и о работе шахты знающий не понаслышке, то есть имевший авторитет перед рабочими именно как выходец из их среды. Вдвойне странна та дерзость, с которой общаются шахтёры с высоким руководством. Можете ли вы представить, что советские рабочие насмехаются над министром из Москвы? Кажется, создатели “спутали“ советских рабочих, отягощённых командной экономикой и репрессивным наследием, со свободными рабочими заводов Форда, которые могли показать дулю капиталисту, зная, что его прибыль зависит только от них. В общем, странно и непонятно.

Кроме того, всю дорогу выглядело карикатурно, когда персонажи и персонажки обращаются друг к другу словом “товарищ“ в совсем уж неуместные для формализма моменты. И до последнего меня смущало, что в сериале очень много сцен выпивания водки, но эту претензию я сняла, узнав, что тогда многие считали, что якобы водка ослабляет последствия радиоактивного облучения, и после Чернобыльской катастрофы вовсю бытовало именно такое убеждение.

Очевидно, что 100% правдивого отображения истории 34-летней давности быть не может, и всё увиденное априорно стоит подвергать критическому мышлению. Обсуждая сериал с братом-историком, на которого творение HBО произвело неприятное впечатление, услышала, что по его мнению, в нём немало искажений и манипуляций. Как бы то ни было, считаю, что “Чернобылю“ стоит уделить внимание, потому что плюсов в в нём, как мне кажется, намного больше, чем минусов, даже если местами создатели попадали в ловушку “confirmation bias“.

Ева Крестовиц