Дело ведут знатокини

Дело ведут знатокини

В списке “Лучшие сериалы 2019 года“, рекомендованном КиноПоиском, моё внимание привлёк сериал режиссёрки Лизы Холоденко “Невероятное“, выпущенное компанией NETFLIX. Мне как раз хотелось чего-то детективного, а здесь к тому же обещали женский тандем в главных ролях. В общем, выбор оказался удачным. 8 серий посмотрела, что называется, на одном дыхании.

В городе произошли изнасилования. Преступник в маске врывается в дома жертв утром, пока они спят, связывает, насилует, одевает их в разные одежды, делает фото, заставляет помыться в душе, чтобы смыть следы своего ДНК.

Действия преступника очень продуманы, он не оставляет следов, поэтому у следствия нет существенных улик, а есть версия, что это может быть полицейский. Поскольку насильник орудует в нескольких штатах, то разные дела ведут разные детективы и детективки. Сериал показывает, в чём разница, когда с делом об изнасиловании работают специалисты разных гендеров. Красной нитью через “Невероятное“ проходит один из принципов радикального феминизма – общеженский опыт угнетения. Детективы не мотивированы раскрыть преступление, ведь это не убийство, а значит менее котируемое дело в “маскулинном“ рейтинге. Детективки воспринимают дело иначе: они по одну сторону с жертвами, они понимают важность дела не только как полицейские, но и как женщины, и максимально мотивированы найти насильника. Детективки Грейс (Тони Коллет) и Карен (Меррит Уивер) – из разных полицейских отделений, и расследуют разные дела об изнасилованиях, но скоро выясняют, что насильник серийный, и объединяются в команду. Хорошо прописаны характеры героинь: Грейс сурова, резковата и совсем не рада новой напарнице, Карен, напротив, спокойная, знает чего хочет и добивается расположения Грейс с терпением и пониманием (Меррит Уивер украла моё сердечко!).

Внимание: внутренней мизогинии в сериале не обнаружено. Более того, у обеих героинь ярко выраженная фемсознательность. Кроме того, виктимблейминга здесь тоже нет. Сериал показывает неведомый для нас уровень адекватности при взаимодействии с жертвами сексуального насилия.

Создатели вложили в “Невероятное“ всё важные мессаджи, касаемые темы изнасилований: 1) что жертвами могут быть женщины любых возрастов, пока у тебя вагина – ты не в безопасности даже если тебе 100 лет; 2) что просить жертв по несколько раз повторять подробности изнасилования – это пиздец как травматично для них; 3) что жертва может путаться в показаниях, и это нормально, когда ты подверглась жуткому стрессу и травматизации; 4) что нет никакого «правильного» постповедения жертвы – она может бодриться и говорить спокойно, а последствия травмы будут накатывать в виде кошмаров или панических атак; 5) что в изнасиловании нет ничего от секса, есть только насилие, ведущее к разрушению внутренней и внешней жизни женщины. Последнее хорошо показали через историю одной из пострадавших – молодой девушки по имени Мари.

Сюжетная линия с ней почти весь сериал идёт параллельно с расследованием Грейс и Карен – три героини пересекаются только в финале.

На примере Мари нам показывают как важно, чтобы тебе попались профессиональные специалист_ки, которые действительно тебе помогут, и именно это тебя поддержит на плаву, когда твоя жизнь пошла по наклонной, собрав комбо: некомпетентные детективы, неопытные психологи, отвернувшиеся от тебя родители, подруги, друзья. Вектор отношений детективок, пострадавших женщин, их родственников показался мне невероятным, особенно на фоне наших российских реалий: Грейс и Карен очень озабочены тем, что долго не могут найти преступника, ведь жертвы вполне резонно предъявляют им, мол, когда уже вы его поймаете, сколько нам ждать этого и жить в страхе?

Полицейские – это слуги народа, главная цель которых – защита гражданок и граждан страны, и этот то, что мы часто забываем.

В финале сериала я, эмоционально вовлечённая в сюжет, была вознаграждена. И подумала, что хотя бы в при просмотре заморских фильмов мы получаем справедливость, когда полицейские ловят преступника и независимый суд даёт ему срок, который он заслуживает. Но даже здесь не стоит забывать, что жизнь пострадавших всё равно уже не будет прежней. Расколотую вазу можно склеить, она она никогда не будет такой же прочной, как раньше – всё то, что жервы говорят в суде, очень хорошо раскрывает этот момент. Не менее важный пункт, который особенно стоит подчеркнуть: сцен изнасилований в сериале почти нет, тема подаётся зрительницам бережно, с учётом её возможной триггерности, и за это Лизе Холоденко отдельное спасибо. Must see, подруги.

Ева Крестовиц