Стерлитамакский драматический

Стерлитамакский драматический

Недавно съездили с подругами в город Стерлитамак (Башкирия) с целью познакомиться со Стерлитамакским драмтеатром. Его полное официальное название звучит так: Государственным русский драматический театр города Стерлитамак. О театре были наслышаны. Интерес подогревался тем, что в репертуаре театра есть место и современной драматургии, например, постановкам Ганди молчал по субботам и Пьяные (к слову, из уфимских театров к этим пьесам прикасались только молодые и дерзкие частники из the TEATР) и тем, что одним из них в прошлом году заинтересовались эксперты главной театральной премии России “Золотая Маска.

Снаружи здание театра выглядит странновато и несуразно: к сохранившемуся дому купца Баязитова приделана какая-то пристройка а-ля советский ДК. Внутри здания атмосфера приятная, уютная. Здесь, забывшись, можно на секунду решить, что оказалась внутри какого-то маленького московского театра. Вспомнила театр на малой Бронной, и от этого невольного сравнения стало тепло и гордостно (да, есть такое слово).

Вообще, репертуар у Стерлитамакского театра интересный, с удовольствием бы осталась в этом городе на недельку и посещала все их театральные представления.

В этот вечер показывали Зойкину квартиру – постановку главного режиссёра театра Людмилы Исмайловой по одноименной пьесе Булгакова. Что нужно знать о пьесе: была написана Булгаковым в 1925 году по предложению театра Вахтангова написать им комедию. “Зойкина квартира“ была успешной и скандальной, одни властьимущие её пытались запретить, другие за неё заступались, но 1929 году пьеса была убрана из репертуара театра с формулировкой: За искажение советской действительности. Москва, период НЭПа. Всех, кто жил до ревоюции на широкую ногу, уплотняют. Зоя Денисовна Пельц открывает, желая сохранить свою жилплощадь, открывает на квартире швейную мастерскую, а под её прикрытием устраивает «весёлый дом». В администраторы Зоя берёт  неожиданно приехавшего, расстрелянного в Баку, кузена-мошенника Аметистова. Зоя надеется заработать деньги и вместе со своим возлюбленным, бывшим дворянином Обольяниновым уехать во Францию. Главным клиентом и покровителем бизнеса Зои становится коммерческий директор треста тугоплавких металлов Борис Семёнович Гусь-Ремонтный.

В Зойкиной квартире впечатляет актёрская игра. Ради неё я готова пересмотреть этот спектакль.

И хотелось бы увидеть этих актёров и актрис в других постановках театра. Особенно запали в душу Ильдар Сахапов в роли Аметистова, Светлана Гиниятуллина в роли Зои Пельц и Сергей Сапунов в роли Гуся-Ремонтного. От авторского текста создатели особо не отходили, единственное – в сцене с тремя “безответственными дамами“ одну из дам преврали в “очень ответственную Агнессу Ферапонтовну“, но с какой целью это было сделано – для меня осталось неясным, как и смысл некоторых характерных ужимок этой персонажки. Кроме этого, в сюжет спектакля постановщица добавила ещё одно убийство, сделав финал более трагедийным, и тем самым “наказав“ главную герою посильнее, чем сам Булгаков. Интересно было бы узнать – из каких соображений.

Не обошлось в Стерлитамакском театре без капли дёгтя – его нам приподнесли капельдинерши.

Это тот случай, когда они чрезмерно усердствуют, выполняя свои обязанности, и тем самым вызывают недоумение и неприязнь. Было это так: у входа в зал одна из сотрудниц попросила нас с подругой сдать рюкзаки в гардероб. При том, что в гардеробе про это не было сказано ни слова. С какой стати такая дискриминация – тоже не очень понятно. Ведь с сумками такого же размера пропускали в зал без вопросов. Я сообщила женщине, что без рюкзака чувствую себя неуютно (и это действительно так, в рюкзаке всё необходимое) и заверила, что положу его под кресло. Может вы знаете, чем опасен рюкзак в зале? Понятно, если бы он был большой туристический, то мешал бы другим зрителям. Могу понять, почему ходить в музее лучше без него – можно сбить экспонаты, например. А тут – понятия не имею. Второй неприятный момент был после показа, когда я, одевшись раньше всех, ждала когда это сделают подруги. Сотрудница театра почему-то настойчиво предложила мне идти к выходу, как будто от пятиминутного стояния у гардероба одетой, я могу кому-то навредить. Такое хамское отношение к зрителю обескураживает. Очень неприятный осадочек остался. Кажется, некоторые капельдинерши в Стерлитамакском драматическом не очень понимают, что их задача помогать зрителю, а не угнетать его, вызывая желание больше сюда не возвращаться. Но в моём случае это у них не получилось.Так что до новых встреч, Стерлитамакский драматический!

Фото: Ольга Лесная.

Ева Крестовиц