“Пришёл я давеча в театр…“

“Пришёл я давеча в театр…“

Захожу в театр. Вижу, стоит школьник и странно держит согнутую в локте руку у бедра, будто прижимает что-то, по форме  бутылкообразное. Ладно, думаю, физкультура была в школе, упал со шведской стены, рёбра повредил, пришёл в театр искусством “лечиться“. Сейчас зайдёт в зал, сядет в кресло, занавес откроется, спектакль начнётся, боль стихнет и жизнь у него тут же наладится. Первый звонок.

Захожу в зал. Вижу, сидит парень, одна его рука на коленке девушки, в другой руке  бутылка пива, а между ног зажал пакет с чипсами. Девица-красавица благоухает духами так, что вместе с ней это вынужденно делают еще два ряда зрителей. Слышно такую парочку и на первом, и на двадцать первом рядах, и парочек таких по две на ряд. Ладно, думаю, утром поругались, днём помирились, вечером решили в театр пойти, голубки. Сейчас посмотрят интересный спектакль, будут его обсуждать, а о причинах ссоры забудут, и будет всё хорошо. Второй звонок.

Сажусь в кресло. Вижу, лежит в кресле зритель, чёрт его разбери какой. Лежит и не поймёшь, старый или молодой. А вокруг ещё много народа с бутылками, пакетами, брикетами, жаль, что не с сонетами. И непонятно, то ли от лежащего перегаром несёт так, что пропахли все вокруг, то ли и правда вокруг все так “благоухают“, что аж человек откинулся. Ладно, думаю, работа тяжёлая, жизнь несладкая, зарплата отвратная. Надо же человеку отдохнуть, расслабиться, не переживать, мозг не напрягать. Сейчас искусством насладится, домой придёт, поужинает, да спать ляжет. Всё будет хорошо. Третий звонок.

Гляжу направо, “там песнь заводят“, потому что пиво дало в голову, а смотреть на сцену им скучно. А слева “сказки говорят“: одна рассказывает другой про “кто, где, когда и как“. Ладно, думаю, но дальше “ладно“ мысль пойти не успела: одна из контролёров театра решила успокоить чрезмерно расшумевшегося зрителя  методом превосходства над ним, то есть перекричав. От этого часть зала, сетуя на то, что стало шумно и им общаться мешают, стала делать это тона на два выше.  Но и актёры  ребята не промах, – начинают наяривать так, что лишь бы зритель, в перерывах между жеванием, поглядывал на сцену. Ладно, не думаю, а что думаю, от того и пьяный сапожник покраснеет.

Вышеописанный вид зрителя всегда имеется в определенном проценте в зале. Если повезёт, то не рядом с твоим креслом, а если не повезёт, то начнешь мечтать о пулемёте. И всегда есть зритель другой, который пришёл спектакль посмотреть да катарсис испытать. И вот смотрит такой зритель на сцену и думает о чём-то. Потому что на сцене и смотреть-то не на что. Или актёры дерево, причём не театр “DEREVO“, а именно дуб дубом, или “открывает рыба рот, да не слышно, что поёт“. И тут уж ничего не поделаешь: если зрителю скучно, если ему не на что смотреть на сцене, он и не будет. И получается, что приходишь в театр, видишь вокруг всё это, и остаётся только “умереть, не встать“.

собака

Сергей Першин

Вам есть 18 лет? (В Российской Федерации действует дискриминационный закон ФЗ-135)