Не доводите женщину до греха

У спектакля “Медея. Коллаж“ молодого уфимского режиссёра Руслана Абрарова интересная задумка: автор соединил воедино основы четырёх драматических произведений, а актёры рассказывают о них на трёх языках: башкирском, русском и языке жестов. Анонс спектакля интриговал своей необычностью. Было решено сходить. И вот что из этого получилось.

Зрители проходили в камерный зал Молодежного театра, где на сцене их уже ждали актёры: неподвижно лежащий Мужчина и сидящая рядом с ним Женщина – главные герои спектакля “Медея. Коллаж“. Мерно льющиеся звуки дудука создавали ощущение обряда ведовства или прощания с усопшим. Картина, развернувшаяся на сцене, притягивала к себе взгляд, призывала к безмолвию. Зрителей в этом спектакле вовлекают в атмосферу театрального действа ещё до того, как в зале погасят свет. Когда последняя зрительница процокала в зал, с какого-то ряда послышалось недовольное мужское: “Нужно женщинам запретить носить каблуки“, в ответ ему прилетело ответное гневное: «Что ещё нужно запретить женщинам?“, в этот момент свет в зале выключили и спектакль начался. Призвав высшие силы, Женщина вдохнула в тело Мужчины жизнь, и сюжетный клубок стал раскручиваться.

Древнегреческий миф про Медею, ставший основой трагедии Еврепида – один из моих любимых.

История о том, до каких пределов может дойти месть уязвлённой женщины, занимает большую часть спектакля Абрарова. По версии Еврипида Медея отравила дочь царя Коринфа после того, как узнала, что её муж Ясон решил на ней жениться. До этого Ясон убеждает жену, что от этого союза и она с сыновьями получит бонусы в виде лучшей жизни. Но преданная мужем Медея убивает не только соперницу, но и своих сыновей, зная, что только это причинит Ясону наисильнейшую боль.

В отдельных эпизодах спектакля можно увидеть историю Адама и Евы, мамаши Кураж из одноимённой пьесы Бертольда Брехта и чуть-чуть шекспировского “Макбета“.

Постановка интересна в первую очередь за счёт этой игры в узнавание.

Поэтому для тех, кто не знаком с сюжетами вышеуказанных произведений, “Медея. Коллаж“ будет выглядеть лишь малопонятной историей мужчины и женщины, которые в течение часа выясняют отношения. А те, кто в придачу не понимает башкирский язык, который здесь задействован больше русского, вовсе окажутся “в танке“.

Режиссёр до начала спектакля сообщил зрителям, что башкирский язык в этом спектакле звучит принципиально без перевода.

Что наталкнуло меня на мысль, что смысл происходящего на сцене будет донесен нам через игру актёров и их красноречивые действия, поэтому зрители, не знающий языка, не обломаются. Но мои надежды не оправдались: актёры – Альбина Файзуллина и Данил Гуфранов – старались, но пониманию происходящего это не сильно помогло. Как человеку, немного знающему башкирский, мне было чуть проще, чем рядом сидящей подруге. В начале спектакля создатели транслировали на экране перевод языка жестов. Почему не сделали то же самое с башкирским – мне непонятно.  

Пониманию происходящего не помогли и выдержи из Библии, которые проецировали на экран: текст был не чётким, трудно различимым, как будто сидящий за проектором забыл подкрутить резкость объектива.

Не знаю, каково было сидящим в центре, но мне с моего крайнего левого место было видно именно так. По этим причинам добиться целостного восприятия спектакля мне не удалось, он распался на отдельные детали, некоторые из которых показались мне интересными: например, то, как задействована в спектакле вода, как символ жизни и женского начала; как сыновей Медеи показывают нам в виде двух кувшинов на сцене, и ещё двух, висящих на головами героев, всё время напоминавших о трагедийной сути этой истории. Создатели удачно выбрали треки для спектакля: под конец, растеряв интерес к происходящему на сцене, я переключилась на красивую медитативную музыку. В финале кровавое содержимое подвешенных кувшинов, которое, видимо, должно было эффектно вылиться на Ясона, пролетело мимо него, тем самым дорисовав несовершенную картину всего представления. Уходя из зала в состоянии фрустрации, подумала, что Руслан Абраров, вероятно, взялся за этот спектакль, вдохновлённый фильмом “Медея“ Ларса фон Триера – по крайней мере разбивка спектакля на главы, пролог и эпилог выглядит как реверанс в сторону этого режиссёра – но что-то пошло не так и вдохновения хватило только на невнятную постановку.

Фото: из группы “Медея. Коллаж“ в Вконтакте.