Не путайте вагину и вульву

Не путайте вагину и вульву
Недавно посмотрела “Запретные монологи V“ от уфимского проекта the Театр. Откровения от этого спектакля я не испытала только потому, что он был у меня 9 лет назад, когда другой частный театр Уфы, назывался он “Перспектива“, инсценировал пьесу “Монологи V“ Ив Энцлер. Через некоторое время тот театр, к сожалению, прекратил своё существование (не из-за темы вагин, а по прозаичным причинам), а уфимский проект the ТЕАТР, возникший несколькими годами позже, сейчас, к счастью, жив, здравствует больше 7 лет и тоже не боится касаться “опасных“ тем. С одной стороны – даже смешно писать слово “опасных“. Я не знаю, как мы оказались в реальности, где изображения и говорение о женских половых органах стало опасным делом: почему в 21 веке Юля Цветкова ждёт приговора по рисункам вульвы, почему Дарья Апахончич получает санкции за свой “Вульва-балет“, почему новосибирская галерея цензурирует выставку “Феминистские транслокальности“, убирая из нее всё те же рисунки с обнажёнными женщинами?
К счастью, «Монологи V» в нашем королевстве – популярная вещь. Постановку можно частенько увидеть в репертуарах столичных театров, в региональных – редко. Раскрывать суть спектакля не хочу – увидите или прочитаете книгу Энцлер.
Такие постановки (если оставить за скобками маркетинговую составляющую) я воспринимаю как невербальный протест театра, желание сопротивляться жуткой реальности, не отдавать без боя пяди свободы, которую у нас пытаются выкроить безжалостными абсурдными ножницами. Меня приятно удивило, что создатели_цы уфимского спектакля вывели на экран статистику по домашнему насилию в РФ. Слова из пьесы Энцер, вылившись на сцену the ТЕАТР, захватили кусочек и нашей реальности, тем самым поместив истории американок, афганок, женщин из других стран и россиянок – в плоскость общеженского опыта, о котором нужно говорить – много и часто. Иначе нас сотрут, запретят и всё, что угодно.
Я недоумевала на первом монологе, где персонажка говорит “про волосы на вагине“. Надо книгу Энцлер поднять: неужто она так пишет? Или это “трудности перевода“? Вагина – это мышечная трубка в тазовой полости. Там нет волос. А всё, что снаружи (половые губы) – это ВУЛЬВА.
Такая терминологическая неразбериха объяснима: не все учатся на медицинском, а в школе на такие нюансы внимание не акцентируют, если, конечно, вообще тему половых органов артикулируют на уроках биологии. А еще непонятно, почему нигде в соцсетях театра не указаны имена актрис, актеров, кто режиссёр_ка. Такой странный пробел в выходных данных спектакля. И это усложняет задачу, когда есть желание написать рецензию. Ладно, Тамара Адамова – персона известная, а как зовут двух других актрис, задействованных в спектакле? Да и из соображений солидарности такое удручает, поскольку создаётся ситуация “невидимости“ женщин, которые проделывают большую работу, а мы даже не знаем их имён. Прийти на “Запретные монологи V“ the ТЕАТРА стоит в любом случае. Даже если вы читали книгу Ив Энцлер, тем более – если нет. И.о. директора Артём Самигуллин задал вопрос со сцены: “Как думаете, почему билеты на этот спектакль раскупают за час?“ На что моя подруга Ольга потом заметила: “Большая часть зрителей в любом театре – это зрительницы. Мы хотим слышать про вагины, смеяться про вагины и плакать про вагины!“ Именно так.

Ева Крестовиц

Вам есть 18 лет? (В Российской Федерации действует дискриминационный закон ФЗ-135)