Маргарита Домбровская: «Музыка пришла ко мне внезапно»

Маргарита Домбровская: «Музыка пришла ко мне внезапно»

В июне 2012 года город Стерлитамак посетила Маргарита Владимировна Домбровская, композитор. Музыкой Маргариты Владимировны можно не только наслаждаться, но и лечиться. Её способности к исцелению подтвердил Московский научно-медицинский центр «Ленц». Маргарита Домбровская играет только на белых клавишах и говорит, что к чёрному цвету её не тянет. В 1993 году вышла первая пластинка М. В. Домбровской, «Белая музыка». Пластинка издана тиражом 100 тысяч экземпляров, а сама автор награждена «Золотым диском» фирмы «BIZ Enterprises Record Studio». С выступлениями Маргарита Домбровская побывала во Франции, в Германии, Нидерландах, Бельгии, Эстонии, Израиле, Мексике.

 — Добрый день, Маргарита Владимировна. Я рада Вас приветствовать в нашем городе, в Стерлитамаке. У нас Вы впервые. Расскажите, кто и как Вас пригласил и в каком формате проходили встречи с жителями города? 

— Встреча с жителями города, а именно с двумя прекрасными женщинами, у меня произошла в 2004 году на Аркаиме. На Аркаиме я познакомилась с Ибрагимовой Флюрой Мансуровной и Юлдашевой Риммой Мухамедовной, которые в доступной форме рассказали мне об этой местности, потому что я приехала совершенно неподготовленной. Они всячески меня опекали как новичка. Они произвели на меня очень тёплое впечатление, что дало городу Стерлитамаку такой ореол приятных людей, которые открываются самым неожиданным образом. Мы нашли общие темы для разговора, моменты духовного соприкосновения. Мы получили там огромное удовольствие. Мы были на Аркаиме всего двое суток и потом расстались. Но нам не хотелось навсегда расставаться. У нас шли постоянные переговоры по телефону. Я сочла возможным пригласить их к себе в Москву, в Калугу, где у меня есть возможность принять их. Тем самым мы поддержали эту дружбу. Эти женщины очень нежно относятся ко мне. Они постоянно просили, чтобы я приехала в Аркаим. В силу каких-то обстоятельств я не могла сказать «да» около семи лет.

Но пришло время, звёзды как-то так встали, и появилась возможность посетить Аркаим, а оттуда поехать в Стерлитамак. Поездка была, конечно, обозначена как Аркаим, потому что люди это не простые, они чувствуют это место, чувствуют энергетику, они с ней очень хорошо дружат. Флюра Мансуровна сама за рулём. Я поражаюсь этой женщине, которая 500 километров ведёт машину с одной остановкой. Для меня как для водителя это высший пилотаж, потому что в общем это получается 1000 километров. Каждый раз она проделывает этот путь, и иногда несколько раз в год. Вот такая была встреча с Аркаимом, и благодаря этим женщинам я приехала в Аркаим во второй раз, а также в Стерлитамак.

— У Вас была встреча в Стерлитамакской картинной галерее с жителями города.

— Встреча эта спонтанная, и мы не хотели публикаций. Это единомышленники, которые пришли и попросили, чтобы я с ними встретилась. Наверное, потому, что мне есть, что сказать. Мы зашли в картинную галерею, я увидела инструмент — я композитор. Совершенно невзначай я подумала о том, что хорошо было бы сыграть для города, потому что музыка у меня не совсем стандартная. Мы попросили смотрителя, Марину Владимировну, о том, чтобы она разрешила нам сыграть хотя бы одну мелодию. К удивлению, проблем не было, и нам разрешили. Когда я сыграла, музыка произвела очень сильное впечатление на эту женщину. Когда мы спросили, есть ли возможность пригласить людей, которые очень хотели услышать, она пошла навстречу, и у нас случилась эта встреча. Этих людей я тоже видела впервые. Но, я думаю, что эти люди подготовленные, потому что и Флюра Мансуровна, и Римма Мухамедовна знали этих людей много лет. Эти люди могли понять то, что понимают они.

— Вы музыкант, композитор. Вы известны как автор «Белой музыки». Почему белая? И как музыка пришла к Вам?

— Музыка пришла ко мне внезапно, и каждый раз я не знаю, какие звуки извлекут мои пальцы в следующую минуту. Но я знаю, что они найдут нужную клавишу, и будет полная гармония. Но самое интересное другое: до 1993 года, года выхода первого альбома, я никогда не подходила к пианино. Я знала нотную грамоту в рамках только общеобразовательной программы. Возможности учиться музыке у меня никогда не было. Но здесь вдруг случилась странная история. Я увидела сон в 1990 году. Я вижу сон, когда я сижу за белым роялем, и вокруг стоят люди в белом, дети. Они поют, я им аккомпанирую. Казалось бы, этот сон, как обычные сны, мог бы пройти и забыться. Но он был очень яркий и красивый. Но самое главное, что он стал постоянно повторяться. И тогда у меня возникла мысль, детская, может быть, бредовая, что, может, действительно, я что-то умею. В то время я немножко занималась изучением себя как человека, обладающего энергией, которая может помогать людям. Тогда я уже могла по телефону снять головную боль. Мне было это очень интересно, и мне хотелось себя изучить. Книг никаких не было, и информацию брать было негде.

Но у меня были очень сильные фобии. Я болела 15 лет этими фобиями. Мне не могли помочь врачи. Это состояние было очень изнуряющим, тяжёлым, и жизнь превращалась в пытку. В один момент, когда я поняла, что я уже больше не могу, я взмолилась перед иконой и сказала: «Или заберите, или дайте какой-то выход». На следующий день я узнаю, что мои руки снимают головную боль. Это тоже произошло случайно. Я сначала думала, что это случайность, но, в конце концов, поняла, что это действительно так. Это было безумно интересно, и я пошла в сторону ученичества. Самое основное, чего я добилась: у меня стала проходить эта болезнь. У меня ушло это состояние сильной напряжённости внутри, и страх замкнутого пространства покинул меня. Я сейчас летаю на многих самолётах во многие страны. Хотя до этого я не могла даже сесть в автобус, я не могла находиться в закрытом помещении. То есть энергетика, которая внутри меня находилась, настолько меня била изнутри, что когда открылись руки — а это было при молитве — и когда я стала отдавать энергию, то пошла разрядка внутри. Было постоянное сердцебиение, и состояние улучшалось с каждым днём. Я поняла, что я на верном пути.

В один из таких моментов мне позвонили и попросили помочь одной женщине из ФРГ и сказали, что она умирает. Когда я сказала, что не знаю, смогу ли я помочь, но попытаться – почему бы и нет. Её привезли в Россию. Она диссидентка, уехала из России, вышла замуж за немца. Оказывается, что у нас очень много общих знакомых было, что мы жили чуть ли не на одной улице. Мы сели пить чай. Мы пили чай и взахлеб друг с другом разговаривали. Мы очень понравились друг другу. На следующий день она снова пришла, мы с ней стали уже более близки. Самое интересное, что у неё всё прошло. Для лечения я не применяла ни лекарств, ни каких-либо внушений, ни методик, которых я в природе-то не знала. Я просто пила с ней чай; больше ничего. От такого счастья она сказала: «Я знаю, Вы не берёте денег. Но как мне поучаствовать в Вашей жизни? Я очень хочу! Я состоятельная женщина». Тогда я вспоминаю тот сон и говорю: «Вы знаете, помогите мне достать пианино». В 1990-ом году это было очень сложно. Проходит какое-то время, и переводчик привозит на День рождения мне это пианино. Подходя к этому инструменту, я ещё не знала, что это перевернёт всю мою жизнь. Когда я села и заиграла, перебирая клавиши, я обратила внимание на то, что там не очень диссонирующий строй. Друзья, которые стали слушать музыку, также отметили, что в ней нет диссонансов и дисгармонии. Это первое. Второе – это то, что она стала помогать людям. То есть когда я хотела помочь, скажем, с рукой, со спиной, музыка помогала. Люди, которые услышали музыку, сказали: «Эту музыку нужно отдать людям». Мы выпускаем первый диск, хлорвиниловый диск. «Белая музыка» Маргариты Домбровской. Сейчас она такой раритет! Да, я играю только на белых клавишах, отсюда название. Белый цвет универсален, цвет, который расщепляет и добавляет всё остальное. Также на диске есть текст. Там текст такой: «Музыка пришла ко мне внезапно, и каждый раз я не знаю, какие звуки извлекут мои пальцы в следующую минуту».

Эта музыка начала находить своего слушателя. Первыми откликнулись мексиканцы. Они услышали эту музыку и попросили, чтобы меня привезли в Мексику. Когда я приехала в Мексику, создали даже маленький российско-мексиканский конгресс при участии многих людей, работающих в этой области. Когда я играла музыку, я понимала, что люди её очень хорошо ощущают и воспринимают, потому как на следующий день мне принесли очень много подарков. Это были браслеты, кулоны, ожерелья. Люди всячески подчёркивали своё понимание этой музыки, ведь для понимания музыки не надо переводов. Тем более, что я поняла, что это страна энергетически обобранна. Когда я спросила: «Что у Вас случилось 300 лет назад?», они сказали: «Пришли испанцы». Потом я получала приглашение в Англию, потом в Индию. В Индии есть очень высокая каста – каста джайнов. Они закрывают рот, чтобы не повредить никакое насекомое дыханием, ходят с метёлкой. Когда меня привезли туда, я сыграла самому главному джайну, он, прослушав несколько раз, сказал: «Передайте, что эта музыка — путь наверх, но мы этого пути не знаем». То есть я понимаю, что эта музыка приподнимает человека, очищает его, и это отмечали многие люди, в этой области ориентированные.

Также это был Брюссель, это была Прибалтика, Украина, Молдавия. По России много я ездила. Через некоторое время мы выпускаем ещё один диск. Сейчас у меня в руке четвёртый, последний диск «Посвящение в любовь». Он выпущен в 2008 году. Я считаю его самым продуктивным и сильным. Я хочу сказать, что человек, который готов её слушать, он её слышит и чувствует. Когда я была на первом конгрессе в Сочи (1993 год), там было очень много музыки. Эта была духовная музыка, музыка разных направлений: это было духовное единение человечества. Я вышла со своей музыкой, и когда зал стал апплодировать, просить играть дальше и дальше, я поняла, что люди в теме. Они оценили эту музыку настолько высоко, что они дали ей очень большое будущее. Музыку исследовали в Институте педиатрии: играли деткам, которые болели нейродермитами, аритмией. Она давала очень хороший результат. И, как отмечают люди, она очень хорошо очищает пространство. В этом пространстве происходит заживление ран и восстановление организма после операции, стрессов. Очень хорошо она влияет на дом, когда обстановка тяжёлая; она способствует взаимопониманию в семье. В этой музыке много аспектов, и я это говорю со слов других людей, потому что я лично её не чувствую. Я, как инструмент, просто её передаю.

Зрители не хотели от этой музыки уходить, спрашивали о том, где бы встретиться. Мне пришлось создать школу из людей, которые хотели слушать и слышать меня. Я вела школу гармоничного развития 10 лет в Москве. Через 10 лет я поняла, что сказала всё, что могла, и закрыла её. Я понимала, что работа сделана. Люди из школы в то время прошли все трудности с достоинством, не переступив никаких черт, которые бы могли унизить достоинство, себя, семью и поддержали очень многих людей.

— Талантливый человек в современной России востребован?

— Он очень востребован, но пути ему закрыты. Мы над бездной, и от таких талантливых людей, возможно, зависит выздоровление общества. Но нам перекрыто всё, что можно.

— В Вашем мировосприятии отдельное место занимает понятие «дом». Что такое дом и чем наполнен Ваш дом сегодня?

— Прежде всего, дом — это место обитания человека, которое должно стать его коконом, его защитой. Но для этого нужно уметь содержать его в чистоте. Это чистота не только физического плана, но и чистота энергетического, морального плана. Дом — живое существо: он или любит своих хозяев, или протестует против них. От того, какое состояние в доме, зависит во многом состояние здоровья человека. Я, например, живу в Москве в отдельной квартире, и за стеной у меня гавкает собака. Когда она меня начинает напрягать, я понимаю, что дом опустился. Как только я приведу дом в порядок, я её не слышу, хотя она гавкает. Также я могу перенести это на то, что меня будет раздражать всё, если дом долго не в порядке. Если же дом в порядке, я буду относиться толерантно ко всем проявлениям в жизни. Это даст возможность мне сохранить здоровье, нервы, отношения с людьми и так далее.

Я считаю, что состояние дома — это приоритетное часть существования человека в плане духовного здоровья, особенно для детей. Под музыку я предлагаю обойти дом, привести его в порядок, зажечь камин, свечу, открыть окна. Странно, многие люди, которые открывают окна, ощущают ветерок на щеках и на лбу. Когда я делала концерты, мужья с большой радостью отпускали жён, они говорили: «Давай, сходи, потому что что-то ты стала плохо себя вести». Дети, которые плохо спали, стали хорошо засыпать, восстанавливалась нервная система. Как раз многие берут этот диск для того, чтобы очищать дом. Я знаю, что эти диски звучат во многих кабинетах довольно высокопоставленных чиновников после пятиминуток, после переговоров и до них.

— Вы не только музыкант. Вы ещё целитель. Вы исцелили себя, помогаете исцелиться другим. Как Вы защищаетесь от голодных в плане энергетики людей?

— Я бы не сказала, что я целитель в классическом понимании. Потому что целители — это руки, пассы и прочее. Я этим не занимаюсь. Во Франции жил доктор, который никогда не применял лекарств. Он был высокооплачиваемый и вращался в светском кругу. Когда заболевал кто-то, он приходил и разговаривал на светские темы. В конце концов, человек поправлялся. Этого человека звали Гали Матье. Отсюда: «нести галиматью», говорить ни о чём. Человек лечил своим полем. Поэтому, я считаю, высший потенциал целителя — это когда он своей аурой поднимает человека, не внушая ему ничего. Моя задача — даже не столько исцелять человека, сколько вывести его на поток познания, чтобы он стал независимым, чтобы он сам начал лечить себя так же, как я излечила себя сама. До 1990 года у меня был букет заболеваний. Врачи тогда мне сказали больно и цинично: «Живи, как хочешь. Мы тебе не поможем». Я поняла, что сейчас актуален лозунг «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Если человек сейчас не выйдет на самоизлечение – я не отрицаю медицины ни в коем случае – тогда из 50 таблеток достаточно будет 10, 5, 3 таблеток, и не надо травить себя химией и получать совершенно неправильное лечение. Но я думаю, что медицина просто в тупик зашла. Не от того, что она сама по себе плохая, потому что люди опустились и перевели всё на финансовую основу. Люди сами должны научиться помогать себе. Как можно помочь себе? Вот как раз когда человек выходит на определённый уровень, ему начинают подсказывать. Как я, например, в своё время спрашивала: «Вот у меня болит то-то. Что делать?» Через некоторое время я получала какой-то ответ, но это уже пройдя путь очищения. Очищение — это долгий и непростой путь, но не обязательно человеку идти моим путём. Если есть музыка, она уже поможет, и человеку потребуется не столько лет, сколько я мне, а меньше. Я делала кибернетическую диагностику несколько лет назад. Мне сказали: «Мы не знаем, чем Вы занимаетесь, но это у Вас получается. У Вас совсем нет клиники». Я поняла, что получила аттестат зрелости с отличием. Я поняла тогда, что я могу лечить, помогать людям этой музыкой, потому что целитель сам сначала должен быть исцелён, потом уже предлагать свой опыт другим людям.

05 Дорожка 5

— Вы считаете, что ответственны за то, какую информацию даёте людям. Эта ответственность большая? Не давит ли груз ответственности на Вас?

— Он не давит, потому что я ничего никому не обещаю, это во-первых. Во-вторых, я говорю только правду. Если говорить о том, что я выхожу на сцену, то тут есть странный эффект: я никогда не волновалась перед выходом на сцену. Меня до сих пор это как-то удивляет, потому что много артистов, которые очень переживают, выходя на сцену. Я не знаю, что я буду говорить за минуту до выхода. Но у меня никогда не было волнения. Я не знала, с чем это связано: то ли с самоуверенностью, то ли … я не знаю, я не могу найти этому объяснения. Но я играю и говорю с залом 1,5-2 часа и когда я спрашиваю, есть ли вопросы, они говорят: «Вы на всё ответили». То есть идёт невербальная связь, потому что я слушаю людей, которые пришли ко мне, а не себя. Когда я слышу, я получаю мысленно те вопросы, которые волнуют зрителя, а не меня.

— Вы человек верующий. В нашем обществе по-прежнему много людей, которые в Бога не верят. Большинство людей или отдельный человек придёт в конечном итоге к Богу?

— Есть такая притча. Я позволю себе её озвучить. Ученик приходит к учителю и говорит: «Учитель, я там много молюсь, но я не слышу Бога». Он приходил так к учителю 3 раза. На третий раз учитель позвал его с собой, подошли к озеру. Он вошёл в озеро, наклонил голову ученика в воду и держал до последнего. Когда ученик с усилием вырвался, учитель сказал: «Что ты сейчас хотел больше всего в жизни?» Ученик сказал: «Глотка воздуха». «Вот когда ты Бога так захочешь, тогда ты его услышишь», — так сказал учитель. И я в это верю. Я даже не крещёная была, но когда у меня когда были фобии, когда я была сама как тюрьма в тюрьме, у меня не было другого выхода. Я встала на колени перед иконой Тихвинской Божьей матери, не веря ничему, плакала и кричала: «Заберите меня отсюда. Или дайте мне выход. Я не могу так жить». На второй день пришло освобождение. Потом, прежде чем дать эту музыку, в 1993 году я ходила в храм. Это храм рядом с Патриаршим подворьем в Москве, там настоятель отец Владимир. Когда меня привели к нему, он собрал братию. Читали молитвы, зажгли свечи. Он сказал: «Играй, Маргарита». Я сыграла. И тогда он сказал: «Маргарита, это музыка, которую ты должна отдать людям. То, что мы видим, слышим — это чудо. И это чудо дано во благо людей». В этот момент я понимаю, что я получила благословение и что музыка не навредит никому. Человек, может быть, её не услышит, не поймёт, но это не значит, что она на него не действует. Эта музыка, я так считаю, должна быть в аптечке. Тебе плохо, ты её включаешь. Она не развлекательная, но если с ней подружиться, она очень многое даст. Дело всё в том, что человек должен сам подниматься и со следующего уровня давать эту музыку. Нельзя на одном уровне быть, всё зависит от меня. Тогда жизнь превратилась в работу над собой. Когда жизнь превращается в работу над собой, всё остальное превращается в хобби.

— В книге «В потоке света», которая была написана на основе Ваших мыслей, Вы рассказываете о лучистых людях. Вы говорите о том, что лучистые люди спасут Россию. Кто такие лучистые люди? Может ли общество поспособствовать их появлению и становлению?

— О лучистом человечестве я слышала очень много лет назад. Есть статья Константина Эдуардовича Циолковского, кстати, который преподавал в Калуге. Судьба меня свела с ним очень интересно. Я жила в школе, где преподавал Константин Эдуардович. Мой отец Владимир Иванович преподавал в кабинете, где Циолковский преподавал. Я училась у внучки Циолковского. Последнее время жила около его домика. То есть у меня вся жизнь как-то соприкасается с ним. Когда я была маленькой, мне было 3-4 года, наверное, школа была моим домом, потому что мы жили на чердаке этой школы. Это после войны… Я помню, что в школе стоял бюст, на сцене в актовом зале: Константин Эдуардович по пояс, руки сложены. Я помню, что приходили дети на урок пения, а я сидела у него на руках, обняв его. Все очень смеялись.

К. Э. Циолковский мне сопутствует в течение жизни, и я интересовалась его публикациями. Тогда узнала об этом лучистом человечестве. Когда я уже стала заниматься практиками, я спросила себя: а что дальше, что делать? Человек посадил дерево, родил ребёнка, сделал дом. Он отработал социум. Что дальше? А дальше он должен духовно подниматься и начать светить, то есть его аура должна светить. Войдя в этот поток, за которым, кстати, очень многие в Аркаим и едут, человек начинает представлял из себя субстанцию, которая подключена к верху и светит. Представьте, тёмная комната, подвал. Человек не знает, куда идти, он в состоянии растерянности. Вдруг входит человек светящийся и освещает ему всё. И говорит: «Давай я тебя выведу.» Понимаете? В нашей стране сейчас очень много негатива. Люди, которые имеют это свечение, они как бы рассеивают негатив. Им очень сложно жить. Они стараются не проявляться и жить так, как все люди.

Моя задача сейчас не исцелять людей уже. Моя задача сейчас — помогать именно вот этим людям музыкой, чтобы они подходили к этому потоку и начинали светить. Ведь там, где светло, там нет лжи; там, где нет лжи, там нет порока; там, где нет порока, нет непонимания; где нет непонимания, там нет войн. Видите, от маленького мы переходим к глобальному. Поэтому сейчас основная задача — сделать так, чтобы как можно больше открылось этих людей и как можно больше друг другу протянули руки, раскрылись, осветили. Очень много людей, которые готовы, но у них нет прецедента к этому. Тем более способствуют негативу и телевидение, и радио, и шоу-бизнес. Всё на определённый уровень опустилось, не поднялось вовремя: и школы, и медицина и так далее. Если мы сейчас это не сделаем, это будет очень сложно сделать. Если человек светит, ему не нужна никакая защита, потому что всё, что на него будет направлено плохого, сгорит. Человек просто не сможет подойти, не сможет навредить, если этот человек не совершает ошибки.

Было время, когда я восстанавливала храм сестры императрицы Елизаветы Фёдоровны, святой. Я все деньги отдавала в храм. Я приезжала за 50 километров по выходным, и мне было очень комфортно. Мне было так хорошо. Я думала: почему я, не имея ничего, оставляя себе только на хлеб, отдаю эти деньги. Что-то я, может, не так делаю? Я получила ответ: наверх надо идти налегке. И только когда ты выйдешь на определённый уровень, ты сможешь трансформировать эту финансовую сторону в позитив, потому что деньги в то время были очень тяжёлые, кровавые, в основном. Если основываться на этом, то, может быть, не очень стоит огорчаться, что ты не имеешь яхты, коттеджа, несколько машин, потому что это большие проблемы.

— Вы пробыли в Стерлитамаке неделю. Какие особенности характера местного жителя или уклада местной жизни Вы заметили?

— Как водитель я заметила очень хорошие, широкие дороги. Мне это очень понравилось. Дома стоят широко. Это говорит о широте внутреннего состояния этих людей. Я была не много в городе. Но я хочу сказать, я всегда находила очень приятную ответную реакцию. Это улыбка, это приятные глаза; не было ни одного негативного воздействия. Продавцы — это лицо города. Продавец отвечает за этот город%2

Я считаю, что состояние дома — это приоритетное часть существования человека в плане духовного здоровья, особенно для детей. Под музыку я предлагаю обойти дом, привести его в порядок, зажечь камин, свечу, открыть окна. Странно, многие люди, которые открывают окна, ощущают ветерок на щеках и на лбу. Когда я делала концерты, мужья с большой радостью отпускали жён, они говорили: «Давай, сходи, потому что что-то ты стала плохо себя вести». Дети, которые плохо спали, стали хорошо засыпать, восстанавливалась нервная система. Как раз многие берут этот диск для того, чтобы очищать дом. Я знаю, что эти диски звучат во многих кабинетах довольно высокопоставленных чиновников после пятиминуток, после переговоров и до них.

Виктория Самигуллина

Вам есть 18 лет? (В Российской Федерации действует дискриминационный закон ФЗ-135)