Антонина Фёдорова: “Театр – хороший собеседник“

С Тоней мы знакомы давно: вместе учились в Университете Петербурга.
Знакомлю с ней и вас.

Фотограф: Мария Китаева


С чего началась любовь к театру? Может, кто-то прививал? 

Когда-то, классе в восьмом, у нас на английском была тема про theatergoer (по-нашему – театрал), среди вопросов был и такой: «Являетесь ли вы театралом?», с пометкой, что театрал – это тот, кто ходит в театр хотя бы раз в месяц. А я тогда бывала на спектаклях не так часто, несколько раз в год. Но на вопрос я ответила с  твёрдой уверенностью, что даже если сейчас и не являюсь, то когда-нибудь обязательно буду. Не знаю, почему эта светлая мысль меня озарила.

А если серьёзно, не могу сказать, прививали нам любовь или нет. Нас с братом родители с самого крохотного детства водили по театрам. Мы пересмотрели в Питере все детские спектакли и часть музыкальных. С того чудесного времени я помню только две постановки: испугавшего «Щелкунчика» в нынешнем Михайловском и покорившее «Лебединое озеро» в Мариинке. Тогда мне не было четырёх лет.

Мы ходили в театр раз в один – два месяца. Иногда в цирк. И очень часто в музеи. Наши чудесные родители не театралы и специально ничего нам не прививали, но не жалели сил на наше воспитание.

Да и вообще, я не знаю, можно ли в принципе привить любовь к театру. Мне кажется, театр – это болезнь, просто к ней кто-то больше предрасположен, кто-то – меньше. Кто-то страдает насморком раз в год, а у кого-то он хронический. И кто знает, откуда это предрасположенность появляется.

Болезнь, которая приносит радость? Ты, наверняка, с воодушевлением каждый раз идёшь в театр и уж точно не хочешь вылечиться.

Она приносит разные чувства. Я тебя расстрою, если скажу, что не иду в театр с воодушевлением каждый раз? Более того, я завидую тем, кто ходит в театр нечасто и специально готовится к этому событию. Потому что это, правда, событие. Прекрасное событие. Но у меня воодушевление бывает крайне редко. Частота повторения убивает восхищение… И чувство таинственности тоже.

Но да, я люблю театр. Я расстраиваюсь, когда долго (по своим меркам) там не бываю, меня туда тянет. Не просто на конкретную постановку, на которую я хотела бы пойти. А именно в Театр.

Хочу ли я вылечиться – сложный вопрос. Иногда, очень редко, я ругаю себя и думаю, что пора бросать. Но театр продолжает очаровывать. Скорее мысли о том, что надо «выздоравливать» приходят из-за того, что меня раздражают, пугают, расстраивают театральные зрители, и я бы не хотела себя с ними отождествлять.

В чём магия театра? Почему он так манит?

Моё мнение на этот счёт очень спорно, и вряд ли кто-то с ним согласится.

Мне кажется, у человека есть естественная потребность «подсматривать» за тем, как живут другие люди, потому что он не знает, как жить, и всегда интересен чужой опыт.

Таких возможностей у человека не так много, но и не так мало. Книги, например. И театр – тоже. Театр – это жизнь. Укрупнённая, яркая. За этой жизнью невероятно интересно наблюдать. Смотреть, пугаться, сравнивать, чувствовать. Этой жизни нам очень не хватает. И она, как любой жизненный опыт, нас меняет.

Есть другой момент: театр – это всегда диалог. Театр – хороший собеседник. Может быть, даже один из лучших.

Ты можешь назвать какой-то театр самым любимым?

Могу, Александринка. Но и тут всё не просто. Я пришла туда, имея многолетнюю проверенную театральную любовь к МДТ (Малый Драматический Театр – театр Европы). И вдруг за один фокинский спектакль всё изменилось. Я чувствовала себя легкомысленной взбалмошной барышней, но ничего не могла поделать. Наверное, это не понять и не объяснить – почему вдруг возникает неясное чувство: «Вот оно, моё!». Чувство, перерастающее потом в непоколебимую веру. Особенно не объяснить в данном случае. МДТ – признанный, очень хороший театр, в противоположность вечно ругаемой Александринке.

Так что правильнее сказать, что любимых два: Александринка и МДТ.

Ты можешь сравнивать питерские театры с московскими?

Если сравнивать Тетральную Москву и Театральный Петербург – то сравнение будет не в пользу Питера. Если сравнивать театры, то есть прекрасные и там, и там. Мне ближе питерские, потому что они питерские и потому что я их больше видела. Но московские я люблю невероятно.

А ещё в Москве гораздо более популярны короткие спектакли, без антракта, часа на полтора. Мы прозвали это Moscow style. Поэтому когда в Питере что-то такое же ставят, смеёмся, что это москвичи торопятся, им домой долго добираться.
Театры трудно сравнивать, театр – это люди, очень подвижные. Особенно когда речь о режиссёрах и художниках.

Расскажи про режиссёров и театральных художников.

Это отдельный, очень-очень долгий разговор. Который вести не мне. Но из тех, кто работает в Питере, я очень люблю Л. Додина (МДТ), В. Фокина (Александринка) и Ю. Бутусова (театр им. Ленсовета). Они очень разные, и очень рада, что они работают в Петербурге, который, на самом деле, не очень театральный город.

Из московских мы были восхищены «Студией театрального искусства» С. Женовача, традиционно прекрасны спектакли П. Фоменко в его «Мастерской», и очень хороши спектакли К. Гинкаса в МТЮЗе.

Отдельно стоит К. Райкин со своим «Сатириконом». Там работает много режиссёров, и сам К. Райкин ставит. К тому же, он такой сумасшедше талантливый актёр, что все спектакли с ним – это настоящее чудо.

А ещё я с очень большим уважением отношусь к М. Захарову и «Ленкому», в старую память о его великих фильмах и великих актёрах, которые, к счастью, ещё не все умерли. Но ничего необыкновенного из театральных постановок я там не видела.

Про художников долгими разговорами утомлять не буду. Но если вам посчастливится увидеть на афиши фамилию «Боровский», Давида или Александра,  стоит пойти только для того, чтобы посмотреть, как театральный художник творит мир не меньше режиссёра.

Назови, пожалуйста, несколько любимых актёров.

Они театральные, их никто не знает. Это почти весь старый состав МДТ. Для примера, Ксения Раппопорт, Пётр Семак. И новый состав Александринки: Дмитрий Лысенков.

Конечно, я как все, в Петербурге невероятно люблю А. Фрейндлих, О. Басилашвили, М. Светина. А в Москве – И. Чурикову, А. Захарову, А. Збруева. Но они стоят особняком. Я очень редко бываю на их спектаклях. Ещё реже – на хороших спектаклях с ними, к сожалению.

Открытие Мариинки 2 – это действительно громкое и большое событие для Питера?

Не знаю. Политически – это большое событие, даже огромное событище, все наши прекрасные и уважаемые высказались по этому поводу. Все звёзды Мариинки выступают на новой сцене на майских праздниках: Д. Вишнева, У. Лопаткина, А. Нетребко…

К тому же, вторая сцена – это скандал. Часть граждан очень активно выступает против неё.

Если рассматривать город как здания – это проблема. Исторический центр и так разваливается, воды подмывают фундаменты, почву трогать нельзя. А тут построили такую дуру, всё в округе пошло трещинами, рано или поздно рухнет.

Но для жителей в целом, мне кажется, это не событие. И для меня в том числе. Конечно, я с удовольствием пойду посмотреть Мариинку – 2, так же как и новую сцену Александринки. Но площадки – это не самое важное. Вот выставка «Прадо» в Эрмитаже, это было событие, часы работы в музее продлили до 21:00, билеты на вечернее посещение были дороже в три раза, но всё равно очереди, буквально весь город там побывал. Или, к примеру,  приезд к нам «Маски» пять лет назад, когда показывали многие спектакли, получившие эту премию. Вот это да, событие. Может быть, единственное громкое и большое театральное событие за последние лет десять.

Что делать и не делать нашим читателям, когда они пришли в театр?

Приходить туда, настраиваясь на чудо, которое творится вместе со зрителем. И может, зритель его творит больше, чем все остальные. Театр – хороший собеседник. Но и ему тоже нужен собеседник, хороший, вдумчивый, а главное – терпеливый.

В общем, вести себя так, словно при малейшем движении волшебство пропадёт, оно ведь и правда пропадает. Поэтому не шуршать, не возиться, не пересаживаться, не разговаривать по мобильникам. А сидеть и смотреть. Молча.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.