Арт-хоррор про мгс

Арт-хоррор про мгс

“мужчины бьют женщин, время от времени,
нехорошо, конечно, но это не смертельно…“
/цитата из фильма/

Самоубийство абьюзера, который не может пережить расставание со своей жертвой – редкое окончание историй домашнего (партнерского) насилия. Но трудно сказать, что Харпер, героине фильма Алекса Гарленда “Род мужской“ (2022), повезло: женщина осталась с психотравмой, метастазы которой расползлись по её жизни, отравляя её чувствами страха и вины. Желая отвлечься от тяжёлых мыслей, женщина снимает небольшой особняк в сельской глуши вдали от Лондона, но прийти в себя не успевает: реальность начинает переплетаться с её подсознанием, рождая тревожные видения и материализуюсь в персонажей разной степени зловредности.

Род мужской в фильме выглядит как собирательный образ людей с мужской гендерной социализацией (мгс), вернее с его неприятнейшими сторонами. По ходу фильма можно собрать мизогинное бинго от сталкинга, виктимблейминга до чего похуже. В первоначальном варианте фильм называется короче – “Men“.

Это кино с первых кадров завлекает насыщенными кадрами природы, отсылает к древу познания, Адаму и Еве, и вот под звуки умиротворяющей музыки из этой натуралистической оболочки постепенно выкристаллизовывается суть гендерных отношений между женщинами и мужчинами, со всем его психологизмом и мерзкими искривлениями. По мере развития сюжета Гарленд всё глубже погружает нас в тему телесности и опутывает концентрированными страхами, которые хорошо знакомы женщинам. Реальность всё больше ощущается враждебной, неприятное и пугающее может материализоваться вдали или рядом в любую минуту, и спасительным островком для главной героини кажется только подруга на том конце смартфона.

Если первая половина фильма создаёт напряжённую атмосферу, то вторая трансформируется в динамичный хоррор, где концентрация макабра достигает предела, и эти отличные по своей задумке физиологические метафоры уже не развидеть. 

В “Роде мужском“ нет никаких головоломок и многосложных посылов, как в “Антихристе“ или “мама!“ (эти фильмы я вспомнила при просмотре), и авторское высказывание Гарленда кажется предельно простым: финальный диалог главной героини с бывшим мужем как будто даёт ответ на вопрос “Почему они это делают?”. Но сдаётся мне, такие простые ответы лучше не проговаривать, “на них можно только указать – и пройти мимо, чтобы не опошлять выверенную в своей красоте картину. В остальном “Род мужской” прекрасен, и вызвал желание его пересмотреть, уже не отвлекаясь на саспенсы и свои реакции на них. Рекомендую!

Ева Айсын