Клара Милич

Клара Милич

“Клара Милич“ — это спектакль Русдрамтеатра, в котором вы не узнаете Тургенева. Не потому, что сделано как-то необычно и, как любят говорить, “современно“. Нет, это просто несколько другой Тургенев. Не тот, к которому многие привыкли, читая “Отцы и дети“ или “Записки охотника“. Повесть Тургенева “После смерти“ мистическая и таинственная. Парень 25-ти лет живёт своей одинокой спокойной жизнью. Друг приглашает его на творческое “утро“, и там он видит актрису, которая следит за ним взглядом и поёт, словно для него. Спустя какое-то время, актриса кончает жизнь самоубийством.

Это повесть, которая описывает любовь к человеку после его смерти. В этом же ключе и сделан спектакль.

Сцена чёрная, на полу чёрный песок. От этого все передвигаются неслышно, как призраки. Одеты все тоже в чёрное. Пространство пустое, только стол и два стула. Но этого достаточно, чтобы актёры могли превращать его в улицу, дом и во всё, что угодно. Чем спектакль цепляет больше всего, так это постоянной метаморфозой на сцене. Реальность сменяется на галлюцинацию или сон, и такая резкая перемена совершенно не выбивается из общего действия. Всё сделано органично и подчёркивается через свет и звук, которые передают напряжённость происходящего, выделяют детали и направляют внимание зрителя в нужное русло.

В “Кларе Милич“ нет ничего лишнего.

Это кинематографичный спектакль, который через минимум выразительных средств даёт максимум эмоций зрителю. Возможно, для многих, постановка будет казаться чуть ли не экспериментальной. Но в сущности, это обычный, традиционный театр в хорошем своём проявлении, где и пространство, и актёры, и музыка, и свет существуют не просто так. Они транслируют зрителю определённую историю. Как воспринимать её – уже решать зрителю.

На том показе, где был я, финал показался мне затянутым. Как будто сценически они уже всё сыграли, и зритель понял, чем всё закончилось, но у Тургенева это ещё не конец, а поэтому действие продолжается. Мне лишним кажется видео в финале как раз по той же причине. Уже всё понятно, и такой ход ставит ещё одну жирную точку. Таким образом, финальное и главное события дублируют друг друга. Может быть, таким образом создатели хотели показать, что, несмотря на трагичность финала, спектакль светлый, и всё в некотором смысле закончилось хорошо. Но, возможно, стоило выразить это чуть более иррационально. Теми же тенями и светом.

Спектакль не приводит нас к какой-то конкретной мысли и не ставит целью что-то сказать.

Нам показывают историю одержимости, которая даже после смерти объекта вожделения не отпускает главного героя. Никакого оценочного суждения постановка не даёт, как и морали. Что хорошо, а что плохо – решайте сами. Это своего рода детектив, в котором зрители сами должны сделать вывод.

Сергей Першин

Вам есть 18 лет? (В Российской Федерации действует дискриминационный закон ФЗ-135)