Беспощадное башкирское кино

Совсем недавно на улицах города пестрели афиши фильма режиссера Айсыуака Юмагулова “Ловец ветра“, снятого на киностудии “Башкортостан“. После премьерного показа в “Родине“ зрители  аплодировали стоя, да и во время сеанса реагировали живо, не скучали. Что вызвало такую бурную реакцию, мне непонятно.

“Ловец ветра“ – фильм про Ахмад-бабая и замажоренного мальчика Руслана. Его отца – банкира, Руслана старшего, сыграл Марат Башаров. Сыграл так себе – то ли мало заплатили, то ли сделали мало дублей. Впрочем понятно, что его присутствие  в фильме было номинальным  – маневр для привлечения зрителя, падкого на узнаваемые лица. По крайней мере на фоне его посредственной игры, башкироязычные актёры смотрелись убедительнее, особенно колоритно получился образ главного героя, хозяина ветряной мельницы – Ахмад-бабая, сыгранного Маулитбаем Гайнейтдиновым. Сюжет фильма строится на том, что Ахмад-бабай едет в Уфу по просьбе своей умирающей подруги к её внуку – банкиру Руслану и просит его съездить к бабушке. Руслан же давно позабыл о ее существовании, но неправдоподобно быстро соглашается взамен на другую услугу – проситель должен побыть один день с его сыном. Малолетний мальчик привык к неискренности взрослого окружения, и отвечает на неё  агрессией. Нетрудно догадаться, что  Ахмад-бабай становится объектом его недобрых забав – получился своеобразный поклон башкирских кинематографистов французской “Игрушке“ с Пьером Ришаром.

0b33042025c3

Без сценарных перегибов не обошлось: царапают глаза гротескные действия и утрированные жесты персонажей, напрочь лишающие ту или иную сцену художественной составляющей. Будто собрали автомобиль, да завести не умеют, потому тянут на канате, создавая эффект движения, но зрителя ведь этой неестественностью обмануть очень трудно. Ко всему прочему герои фильма постоянно попадают в “пространсвенно-временной континуум“: например, они входят в казино, которое находится на остановке Горсовет в Уфе, но попадаю вовнутрь “Огней Уфы“, или персонаж выходит на остановке возле Молодёжного театра и заходит в стеклянный бизнес-центр на Юрюзани! И ладно бы, если фильм не был рассчитан не на уфимского зрителя, который не поймет эту нелепую хохму.

“Ловец ветра“  – это фильм со слабой драматургией, с претензией на душевность, с неестественными сценами и предсказуемым финалом. Под влиянием Ахмад-бабая избалованный, злобный Руслан превращается в доброго и почтительного мальчика. Если считать краеугольным камнем идейную сторону фильма – уважение и внимание к старшим, то это кино может сойти за сказку для детей младшего школьного возраста. За что, видимо, фильм и получил диплом “За воплощение темы нравственной красоты человека“ на VII Международном фестивале военно-патриотических фильмов им. С. Бондарчука “Волоколамский Рубеж“.

Одним словом, воспитательное значение в “Ловце ветра“ проглядывается – разве что не красными буквами внизу экрана пишется для особо непонятливых, а эстетическая – нет. Здесь очень кстати вспоминаются слова  московского киноведа Всеволода Коршунова, который о башкирском кино в целом заявил, что авторам следует обратить внимание на две вещи: качественную драматургию – почти везде хочется “гаечки подкрутить“ – и повышение  визуальной, экранной культуры. То есть “как это сделано“ и “как должно выглядеть на экране“ у наших кинематографистов не всегда идёт со знаком тождества. “Ловец ветра“ тому яркое подтверждение. Несмотря на все это кинокартина умудрилась выиграть в трех номинациях на недавнем IV международном телекинофестивале “Земля и люди“ в Уфе. Не иначе как дома им помогли стены.

Sobaka Pavla