“Для чего я жил? Для статистики!“

Ваш выстрел раздастся на всю Россию!
Он разбудит уснувшую совесть страны!
/фраза из спектакля/

Премьера нынешнего сезона в Национальном молодежном театре им. Мустая Карима (НМТ) – спектакль “Самоубийца“ режиссёра Мусалима Кульбаева по пьесе Николая Эрдмана. Постановка на тему революции и советской власти была приурочена театром к 100-летию Октябрьской революции. Замечательно, что Молодёжка отошла от всем известной классики (премьеры последних лет – “На дне“, “Три сестры“) и обратилась к злободневной пьесе драматурга малоизвестного широким кругам.

Драматург Николай Эрдман в своей пьесе смело высвечивает “кривые стороны“ революции и показывает людей из разных слоёв общества с их мелкими интересами и страстишками.

Жизнь отдельного человека и его свобода не имели ценности как при царе, так и теперь – горькая мысль, вытекающая из сюжета. “При социализме человека не будет. А будут массы, массы, массы. Огромная масса масс!“, – говорит один из персонажей.

Главный герой спектакля – Семен Семенович Подсекальников, мужчина средних лет временно безработный, который тяготится своим иждивенческим положением, и которому параноидально кажется, что жена и тёща его этим завуалированно попрекают. После очередной истерики Подсекальников запирается в туалете, и члены семьи решают, что он может наложить на себя руки. Желая манипулировать своими женщинами, главный герой хватается за эту идею, но новость о его предстоящем самоубийстве выходит за пределы дома и становится всеобщим достоянием. По этому поводу Семена Семеновича начинают посещать ходоки. И здесь комедийная сторона пьесы разворачивается во всей своей красе. Каждый из ходоков хочет, чтобы Подсекальников умер за его идею, тем самым превратив себя в мученика во имя чего-то: представитель интеллигенции просит умереть за русскую интеллигенцию, в предсмертной записке обвинив советскую власть, святой отец просит за религию, мясник – за купечество, а экзальтированная мадам настаивает, чтобы главный герой застрелился, указав в предсмертной записке, что это из-за неё.

Вообще “Самоубийца“ – гениальная пьеса и кладезь метких сатирических зарисовок, которые хочется непременно растащить на цитаты.

И Мусалим Кульбаев поставил по нему “живой“ спектакль с интересными декорациями: художница Юлия Гилязева оформила сцену в стиле русского авангарда – отсылка к советской эпохе. Самым забавным было услышать фразу “Правительство протянет к нам руки. Лучше бы оно протянуло ноги“ со сцены государственного театра. Зал в этом месте взорвался смехом и аплодисментами. Выдержать революционную ноту у Молодёжки получилось.

Но в то же время для меня в новом детище НМТ не всё оказалось прекрасным.

Во-первых, со слышимостью в НМТ что-то не так: с четвёртого ряда я иногда не различала речь актёров, и это не впервые – на “Трёх сёстрах“ на третьем ряду ситуация была такая же. Что долетает до последних рядов – не знаю. В театре давно не проверяли микрофоны? Во-вторых, с самого начала угнетал главный герой Подсекальников: неестественные ужимки актёра Евгения Лопатина, исполняющего его роль, выглядели как беспощадный наигрыш. Насколько я знаю, внутренне проработанный образ, как правило, должен выглядеть органичным и не резать глаза. К счастью, во второй половине спектакля градус актёрского диссонанса снизился, и стало приятнее лицезреть Семена Семеновича. А вот как персонаж может выглядеть комичным без лишних кривляний – можно увидеть на примере Аристарха Доминиковича Гранд-Скубика в исполнении Андрея Шрайнера, образ которого впечатлил меня больше всех.

А ещё было грустно видеть, что половина зала на “Самоубийце“ пустовала.  Почему на третий премьерный показ пришло столько людей? Может дело в слабой рекламе спектаклей?

Ведь пока театры, идущие в ногу со временем, включают smm и продвигают свой продукт в соцсетях, Молодёжка почему-то вывешивает на сайте объявление о вакансии распространителя билетов. Что-то мне подсказывает, что при хорошей рекламе билеты не надо принудительно распространять – они будут раскупаться и без этого. Благо и возможность электронной покупки на сайте театра есть. Один из героев “Самоубийцы“ говорит сакраментальную фразу, которую театру не грех взять на вооружение:  “Торговля – это искусство, но и искусство – это торговля“. Звучит, может быть, не очень возвышенно, но правда такова: потенциальный зритель не заинтересуется постановкой, если его не заинтересовать.

Фото: с сайта НМТ.