Чем хороши “Чики“?

Чем хороши “Чики“?

Чики похитили сердечки многих российских зрительниц и стали кинособытием этого года. Я так прониклась теплотой сериала” и его эстетикой, что после финальной серии мне было искренне жаль расставаться с героинями Ирины Горбачевой (Жанна), Варвары Шмыковой (Люда), Алёны Михайловой (Марина), Ирины Носовой (Света). Не припомню, чтобы когда-либо испытывала такое после просмотра наших сериалов.

Чики хороши тем, что создатели показывают нам историю четырёх подруг, которые не только дружат, но и весьма неплохо самоорганизовываются, желая выйти из проституции.

Самоорганизация женщин в деле собственного спасения  – один из ключевых шагов в борьбе с угнетающей системой, и хотя в сериале, на мой взгляд, нет ничего феминистского, то подобные особенности поведения героинь в рамках их подружбы – уже много для наших незавидных кинематографических реалий с его стандартной мизогинно-андроцентричной направленностью. Впрочем, мы так погрязли в патриархате, что любое проявление женщинами своей субъектности в борьбе за комфорт и личное благополучие, уже можно называть феминизмом. И тут важно не забывать, что постепенное снятие стигмы с этого ужасного слова на букву ф“– нашей сестре польза.

Чики хороши тем, что в них показаны примеры здоровых отношений в семье, где люди заботятся, принимают и поддерживают друг друга.

Да и семьи здесь разнообразны: у одной героини она, например, состоит из бабушки, дедушки и внучки;  у другой – из отца и повзрослевшей дочери;  у третьей – из матери и маленького сына. Видимо, чтобы было с чем сравнить, как контрольную группу нам демонстрируют пример абьюзивной семьи: с токсичной маскулинностью мужа, с его насилием в сторону жены, детей и пожилых родственников. В начальные титры Чик создатели вставили предупреждение о сценах насилия в сериале и ссылку на Консорциум женских неправительственных объединений, куда можно обратиться за помощью в ситуации домашнего насилия. Я бы очень хотела, чтобы подобные дисклеймеры стали нормой для российского кинематографа – чтобы  проблема насилия волновала наше правительство не меньше, чем курение граждан. Один момент в сериале вызвал у меня вопрос: нет сомнений, что создатели осуждают поведение Данилы, но осталось неясным, в каком ключе подано поведение Антохи, который, проявляя активные действия в сторону одной из героинь, напрочь игнорирует её желания и не считается с её личными границами. Подобное отношение нельзя назвать здоровым, как сказала однажды психотерапевтка Зара Аратунян: “Любовь к человеку – это когда интересуются твоими желаниями и мнением, а если нет, тот это как любовь к питомцу, которых мы любим, но не уважаем и их мнением не интересуемся.

“Чики” хороши тем, что показывают проституцию не как свободный выбор женщины, а как результат отсутствия выбора.

Когда у героинь появилась возможность выйти из этого положения – они все за него схватились. И то, что не могла сделать каждая в одиночку, они сделали сообща. Нам показывают, что проституция – не “такая же работа”, потому что мужчины из числа проституторов и сутенёров бьют, унижают, насилуют проституированных женщин с бОльшей дозволенностью, чем остальных женщин, поскольку они по умолчанию приравнены к кускам мяса, что сценарист_ки подчёркивают начальной сценой в первой серии. 

Чики хороши тем, что в сериале есть квир-тематика.

Юный сын героини проявляет интерес к одежде матери, и в одной из сцен мать бережно затрагивает тему его сексуальной идентичности. Как часто российский кинематограф задаётся такими вопросами? Примерно никогда. Приятно, что у режиссёра сериала здравая позиция по этому вопросу: Эдуард Оганесян считает, что ребенку нужно давать свободу, ему важен момент самоопределения… это вполне нормальные действия маленького человека, которому необходимо изучать мир….

“Чики” хороши тем, что здесь показано хоть какое-то национальное разнообразие среди героев и героинь, и действие сериала происходит в одном из маленьких городков Республики Кабардино-Балкария.

Как часто регионы имеют отображение в фильмах федерального масштаба? Примерно никогда. Создатели “Чик” показали местные просторы живописно и колоритно, что сработало на атмосферу сериала, который, ко всему прочему, снят с вниманием к деталям. Апогеем этой эстетики я бы назвала начальную заставку под трек Ивана Дорна, которая влюбляет в себя искренностью и настоящестью каждого кадра. На выходе мы получаем дерзкий, красивый, вдохновляющий сериал, который бескомпромиссно обнажает целый букет социальных проблем нашего общества.

Фото: kinopoisk.

Ева Крестовиц