Очаровательный “Куприн“

Минувший год ознаменовался премьерой сериала “Куприн“, снятого по мотивам знаковых произведений русского писателя. Картина рождена на свет режиссёрской троицей – Владиславом Фурманом, Андреем Эшпаем и Андреем Малюковым. Идея сериала заключается в объединении нескольких произведений А. Куприна в одно сюжетное полотно. В итоге мы видим, можно сказать, три полноценных фильма – “Яма“, “Впотьмах“ и “Поединок“, снятые тремя разными режиссёрами и собранные в один многосерийный фильм. Примечательно, что сам Куприн в исполнении М. Пореченкова присутствует во всех частях фильма, созидая своих героев в реальной жизни.

Попробую проанализировать увиденное и понять природу кинособытия, заставившего критиков и почитателей весьма противоречиво заговорить о нём.  Для понимания этого вспомним, о чём в своих произведениях беседует с нами А. Куприн: о быте, чести и боли величайшей и навсегда ушедшей в “исторические закрома“ эпохи; о противоречиях человеческой натуры с его внутренними бесами и ангелами.

С самых первых кадров “Куприн“ зачаровывает. Зритель превращается в заочного “жителя“ России второй половины 19 века и будто наблюдает за эпохой через приоткрытую дверцу машины времени.

В фильме очень точно восстановлена историческая среда, поражает тонкая, “ювелирная“ работа художников по костюму. Нельзя не отметить “живую“ операторскую работу, когда камера – чуткий посредник между кинореальностью и зрителем, регулирующий градус восприятия происходящего: нарочитая затуманенность кадров порочных свиданий поручика Ромашова в “Поединке“, пленительный крупный план темноокой укротительницы тигров Зениды, “гипнотизирующей“ хищников на арене цирка.

кадр из сериала "Куприн"

Актёрская игра убедительна до фатальности: Светлана Ходченкова чудно украсила свою героиню характерной самобытной игрой; прекрасна трагическая “дюймовочка“ в исполнении Екатерины Шпица; пронзителен образ Максима Суханова в роли Кашперова, седовласого интеллектуала-аскета с трагическим прошлым; хороша Полина Агуреева в образе иронической гетеры Тамары; Елизавета Боярская явила в этом сериале свой актёрский талант явственнее и убедительнее, нежели в своих предыдущих работах. И как похож Михаил Пореченков на Куприна!

Актёрскому составу сериала удалось мастерски передать прозаические рассуждения писателя о женском – чести без чести, и мужском – “ответственности безответственности“. И что самое главное, удалось донести вневременную актуальность трагедии.

Сегодня можно нередко услышать крамольную мысль об опошлении сути классической русской литературы посредством сериальных экранизаций. Исключением не стал и “Куприн“. Критика неоднозначно восприняла эту работу, ссылаясь на некорректное соединение разных и непохожих друг на друга рассказов писателя.

Но если “искусство поэзии требует слов“, как некогда верно заметил И. Бродский, то кинематографическое искусство требует поэзии.

А поэзия, как  известно, это не точный, а самобытный пересказ увиденного: каждый кадр «Куприна» наполнен той самой поэтической прозрачностью, а может быть, и призрачностью. Так что, наряду с не похвальными высказываниями некоторых зрителей, эту ленту можно признать бриллиантом, достигшим степени великолепия “Мастера и Маргариты“, снятого Михаила Бортко. И если в экранизации романа М. Булгакова режиссёр гениально передаёт дух времени точным изложением сути мельчайших деталей, то создатели “Куприна“, ко всему прочему, мастерски и совершенно органично вплетают героев нескольких самоцельных повестей и рассказов в одну кинореальность.

Ведь иной раз только через объединение разных (на первый взгляд!) судеб и трагедий возможно раскрытие главной темы творчества писателя – “Человек без Человека“.

Одним из ярких примеров этого является соединение повестей “Яма“ и “Гранатовый браслет“. Альянс воистину дерзновенен и символичен, ведь общим смысловым звеном двух произведений является тема умерщвления любви. На мой взгляд, именно “Яма“, первая часть сериала, – это наиболее полное отражение трагедийности купринского ока. Как писатель метафорично описал судьбу предреволюционных мытарств русского народа и властей, поощряющих разврат, так и создатели сериала мастерски перенесли всё это на экран. Режиссёрский состав вполне намеренно раскрывает моральное и нравственное состояние всего общества в те дни, делая акцент на описании быта публичного дома под названием “Яма“. Автор фильма будто резюмируют: “Говорить именно о неуважении к чести женщины в ту эпоху необходимо, ведь вся Россия была превращена в “бордель“. Нечистоплотность – как фактическое покровительство властьимущих публичным домам“.

В финале “Ямы“ мы видим эпизод с убийством на вокзале, где князь В. Шеин брезгливо уводит жену Веру подальше от нечаянно увиденного ею трупа девушки, убежавшей из публичного дома.

Сцена может показаться не столь существенной, но она очень красноречива затаившимся в ней безмолвным вопросом: “Где зарождается тот самый “бордель“? Не в равнодушии ли к несчастьям ближнего?“.

И действительно, на протяжении всей ленты зритель видит равнодушие человека к боли окружающих: каждая из трёх частей этого многосерийного фильма колоритно описывает вопиющую холодность подавляющей части социума к чужой беде: смерть Любы или самоубийство Желткова –тому результат. Но самым ярким примером этого является заключительная часть – “Впотьмах“, где режиссёр А. Эшпай знакомит зрителя с равнодушным, одержимым только собственными эго-победами, азартным игроком Александром Алариным, который становится виновником несчастий многих людей. Здесь вспоминается сцена из недавней экранизации Н. Михалковым другого великого классика, разговор белых офицеров той же эпохи: “А зачем? Пусть это кто-то другой.., пусть это как-то само… Такую страну загубили вот этими руками, ни стыда, ни греха“.

“Куприн“ –  масштабная и великолепная  экранизация классики. Рекомендую!

собака

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.