О, этот чудный “Век джаза“!

О, этот чудный “Век джаза“!

«Мне захотелось подойти к Гэтсби

 и пожать ему руку»

Прочитав «Великого Гэтсби» Френсиса Скотта Фицджеральда я, честно признаться, пребывала в некотором недоумении: книга занимает второе место в списке ста лучших англоязычных романов  XX века по версии издательства Modern Library,  окутана ореолом  восторженных отзывов, а меня не впечатлила.   Тем не менее, его предстоящая экранизация австралийским режиссером Базом Лурманом  вызывала большой интерес по двум причинам: во-первых,  Лурман – еще тот кудесник от кино, известный такими смелыми и претенциозными творениями, как «Мулен Руж» и  «Ромео + Джульетта», во-вторых, на роль главного героя Джея Гэтсби был заявлен блистательный Леонардо ди Каприо, актер бесспорно талантливый и харизматичный.  Кому как не этому творческому тандему было под силу вдохнуть новую «киношную» жизнь в роман Фицджеральда?
Ник Каррауэй (Тоби Макгуайер), от лица, которого ведется повествование, в фильме представлен  алкоголиком, который проходит реабилитацию в клинике и рассказывает своему врачу, с чего это все началось: как он приехал в Нью-Йорк, поселился на берегу океана, познакомился со своим состоятельным и странноватым соседом по фамилии Гэтсби и т. д.
И вот, флешбеком приоткрывается завеса в прошлое, сюжет, как хлопушка выстреливает дождем  конфетти, и мы попадаем в сверкающий и яркий «Век джаза», полный веселья, беспечности и роскоши. Джаз у Лурмана местами дерзко переходит в клубную музыку, а детали интерьера и аксессуары героев  тяготеют к современности – все это нисколько не вносит диссонанса в общую картину.
В своем первом романе «По ту сторону рая» Фицджеральд устами одного из персонажей возвещает, что в 20-е годы в США пришло поколение, для которого «все боги умерли, все войны отгремели, всякая вера подорвана, осталось лишь поклонение богатству”. Эта мысль красной линией проходит и в «Великом Гэтсби»: одним из таких идолов и  является сам главный герой романа. Джей Гэтсби – воплощение американской мечты, юноша из бедной семьи, оказавшийся в нужное время в нужном месте и вступивший на путь успеха. Не только в этом кроется величие Гэтсби, «этот человек обладал удивительным даром надежды» – говорит о нем закадровый голос Тоби Макгуайра, а в финале подытоживает словами: «Все они – никчемные люди, вы один стоите их всех вместе взятых!».

На вечеринки, устраиваемые богатым чудаком Гэтсби, приезжает почти весь Нью-Йорк, и под потоками музыки и брызг шампанского люди  веселятся до утра. Лишь изредка они задаются вопросом, а кто этот Гэтсби, который очень редко показывается? Таинственность щедрого  хозяина роскошного замка рождает много мифов и легенд. Покров неизвестности спадает на сороковой минуте фильма, когда Джей Гэтсби в лице Леонардо ди Каприо эффектно появляется перед Ником Каррауэйем. И к первому вопросу добавляется второй: зачем человеку, не любящему шумные вечеринки, устраивать их так часто и с таким масштабом?
Эти вопросы  создают интригу, особенно если зритель не знаком с литературным источником. И какой роман обходится  без  «Cherchez la femme»…

Постепенно клубок распутывается,  обнажая трогательную историю любви главного героя к замужней аристократке Дэйзи Бьюкенен (Кэри Маллиган).

«Нельзя вернуть прошлое?  Конечно же, можно!» – кричит Гэтсби.

Оказалось, действительно можно. Отдельных людей, их эмоции, что-то еще. Вернуть на пару часов, пару дней. Ненадолго. Вернуть и умереть. Потому что «нельзя вступить в одну реку дважды, даже если ты бог, тем более, если человек».

Любовь до умопомрачения, заставляющая срывать маски и делающая уязвимым. В борьбе за нее слетает золотой налет сверхчеловека, и неизбежный фатум маячит на горизонте.

Что касается актеров, то выбор Леонардо ди Каприо на главную роль стопроцентно удачен. Богатого аристократа он сыграл так же блестяще, как в недавнем тарантиновком «Джанго освобожденном»! Остальным актерам их роли тоже пришлись впору. Если в экранизации 1974 года создатели наделили образы супругов Бьюкенен явно выраженными негативными чертами, то здесь они весь фильм вызывают симпатию,  антагонизм в отношении главного героя проглядывает лишь в финале, когда  звучат слова Ника о «беспечных людях, ломающих других…».

С середины фильма сюжетная струна постепенно начинает натягиваться и к финалу пронзительно лопается, оставляя в горле ком, на глазах – соленую талость, а в душе – катарсис. 

Это один из тех немногих случаев, когда экранизация дает книге большую фору! Режиссёр обнажил всё то, что было скрыто в книге за толщей суховатого повествования.

«Великий Гэтсби» – это ворох кричащих образов, пульсирующих в едином  ритме. Баз Лурман в очередной раз, вооружившись своим излюбленным приемом «китч-блеск-шик-фонтан», сотворил из пресного книжного первоисточника вкусную конфету, которая растает во рту любого киногурмана.  При этом он бережно обошелся с содержанием романа и передал все  в точности и деталях. Браво!

Мне захотелось подойти к Базу Лурману и пожать ему руку. 

Ева Крестовиц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.