Грустная сказочка про свинью-копилку

Грустная сказочка про свинью-копилку

Фильм “Звезда“ режиссёра Анны Меликян вышел в одно время с нашумевшими “Левиафаном“ и “Дураком“, и поэтому на фоне бурных обсуждений этих остросоциальных фильмов как-то незаслуженно затерялся. “Звезда“ поднимает не менее интересные темы, хоть и не особенно изящно. Впрочем, у наших режиссёров, тем более молодых, этот пункт вообще стоит на последнем месте.

Там, где западные товарищи по цеху тонко вырезают свои “посланию зрителю“ скальпелем, наши рубят топором.

Тем самым, видимо, что достался в наследство от нашего-всё-Достоевского. Поэтому, глядя на “Дурака“, невольно тяготеешь к фильмам Люка и Жан-Пьера Дарденнов, где та же тема совести прописывается тоньше и филиграннее, а глядя на “Звезду“, вспоминаешь братьев Коэнов, те их фильмы, где стёб над обществом потребления проглядывает между строк, а не бьёт обухом по голове.
Кажется, в нашем кино сейчас важнее быть 100% понятым, и поэтому путь от создателя до зрителя умозрительно короткий. А иногда киноделы и вовсе поступают проще – тычут своими фильмами потенциально виноватых носом в их биологические отходы. Но при таком перегибе и художественная составляющая фильмов рискует скатиться в непотребное. И там, где Звягинцев, например, удержался на краю, у Быкова с его “Дураком“, увы, не вышло.

Анна Меликян, по сути, тоже ковыряется в болячках общества, но берет планку чуть повыше – тут вам и экзистенция, и “всётленовость“ бытия, и фроммовское “Иметь или быть?“.

И если отбросить излишнюю прямолинейность подачи, то у “Звезды“ немало плюсов, которые уже заработали создателям награды на недавнем “Кинотавре“ за лучшую режиссуру и лучшую женскую роль.

После фильма А. Меликян “Русалка“ взошла звезда актрисы Марии Шалаевой. Можно “ванговать“, что после “Звезды“ кинофортуна обратит взоры на литовскую актрису Северию Янушаускайте, которая здесь очень хороша в роли Риты – жены олигарха.

Звезда

Рите нужно родить ребенка, чтобы “укрепить позиции“ в семье, но придя в больницу за результатами анализов, она узнаёт, что у неё редкая аутоиммунная гемапатология. У женщины начинается переоценка ценностей с момента, когда ей сообщают, что жить ей осталось недолго. Один из основных плюсов фильма – это диалектика души этого персонажа, путь его “очеловечивания“ через отчаяние, бунт, смирение, погружение на “дно“ и осознание важного. Да, в финале она возвращается в свое золотое гнездо, но возвращается другой, обновленной. Без налёта пустоты на лице. Смерть приходила не за ней, но овеяло её своим отрезвляющим холодом.

“Звезда“ – это сатира на общество потребления, где современное искусство – это полотна с гениталиями, где ценность картин галерист Гриша оценивает с позиций “если ты скоро умрешь, то твои картины можно будет дороже продать“, где пластическая хирургия – это панацея от всех душевных невзгод, и где люди, увидев тебя на краю моста, просят не спуститься, а подождать, пока они включат камеру на телефоне.

Не менее примечательна история другого персонажа – бедной девочки Маши, одержимой желанием стать звездой. Многочисленные несовершенства фигуры она с рвением исправляет под ножом пластического хирурга, а ночами работает в клубе, где в костюме русалки плавает в стеклянном бассейне (не иначе как русалка  – один из любимых образов режиссёра).

– А вам идут эти губы. С кого брали? С Джоли?
– С Джоли нижняя, верхняя – с Йохансон
– А я хотела себе наоборот: верхняя с Джоли, нижняя с Йохансон

Знакомство с парнем Костей ускоряет процесс преображения Маши. Костя говорит, что он вор, и снабжает Машу якобы ворованными деньгами. Но Костя – “неправильный“ сын олигарха, вместо дорогих шмоток и авто, выбирающий старый мопед, прикид гастербайтера, и ненавидящий свою мачеху Риту. На пересечении судеб этих трех персонажей  строится сюжет фильма.

Досадно, что жюри Кинотавра отметило наградой только одну женскую роль. По-моему, обе главные женские роли в “Звезде“ сыграны на “отлично“: не только Северией Янушаускайте, но и Тиной Далакишвили (Маша) – непрофессиональной актрисой грузинского происхождения. На фоне их блестящей игры гармонично смотрится и дебют Павла Табакова (Костя). Хотя об актёрских талантах парня говорить трудно – его персонаж в фильме изначально не предполагает палитру актерских пассажей.

Судьбы героев фильма завязываются узлом, меняя отношения каждого к кому-либо, к чему-либо: Риты – к жизни,  Кости – к ненавистной  мачехе, и только, кажется, у Маши ничего не меняется, но финал ставит точку и в этом вопросе. Просто одни, узнав, что жить осталось чуть-чуть, отрекаются от ненужного,  другие, наоборот, хотят успеть получить то, чего у них нет: осуществить мечту – стать звездой, или хотя бы оставить что-то после себя, даже если это будет крошечная эпизодическая роль в дешёвом фильме, где персонаж Гоши Куценко бьёт тебя по лицу.

“Звезда“ – это “грустная сказочка про свинью-копилку“, и хорошее кино от Анны Меликян. Собака

Ева Крестовиц