Разговоры об “UFO“

Разговоры об “UFO“

UFOПроект “The ТЕАТР“ показал в стенах лайфстайл-центра “Башкирия“ (да-да, ТЦ “Башкортостан“ теперь так называется) спектакль-квест “UFO“ – дипломную работу молодого режиссёра Анастасии Гайнановой по одноимённой пьесе драматурга Ивана Вырыпаева.  Слово “квест“ в названии предполагает,  что зрителям во время спектакля нужно перемещаться, чтобы увидеть то, за чем они пришли. В данном случае – по недостроенному этажу здания лайфстайл-центра, где в 7 огороженных помещениях 7 персонажей спектакля рассказывали о своей встрече с внеземной цивилизацией. В самом начале режиссёр зачитал письмо Ивана Вырыпаева о том, как у этого драматурга родилась мысль о поиске по всему миру людей, вступавших в контакт с НЛО, и как эта идея вылилась впоследствии в пьесу. В конце нам обещали устроить встречу с человеком, который лично работал с Иваном Вырыпаевым над проектом “UFO“ и спонсировал его.

Среди зрителей был замечен автор “Собаки Павла“ Сергей Першин, с которым мы решили обсудить увиденное:

ЕК:  Насколько я помню, ты ходил на первый показ спектакля в апреле, и после него как-то прохладно о нём отозвался. Так что я удивилась, увидев тебя на нём сегодня.

СП: Первый показ был в Молодежном театре, и там не было возможности, в первую очередь физической, погрузиться в атмосферу спектакля. Пространство Молодёжки отвлекало, отвлекала даже акустика. Было тесновато. Несмотря на большое пространство, зритель толкался и теснился. На втором этаже  театра, слушая монолог, можно было параллельно слышать то, о чём говорят на первом. Все голоса сливались в один гул.  А в “UFO“ очень важно услышать то, что говорят. И важен зрительный контакт. Второй раз я пошёл потому, что было интересно, что в спектакле изменится и изменится ли вообще, и как на материал повлияет другое пространство.

ЕК:  Согласна. Лофт-площадка лайфстайл-центра смотрится очень выигрышно:  создаёт атмосферу неустроенности с легким налетом хаоса, где в 7 углах 7 “просветленных“ делятся со зрителем своей истиной. Плюс психоделическая музыка, настраивающая на нужный лад. Меня вот привлекли ключевые слова “Вырыпаев“ и “спектакль-квест“. Хотя Вырыпаева, как драматурга, мало знаю. Знаю, как кинорежиссера, но его “Эйфория“  не впечатлила, а “Кислород“ хорош именно как киноэксперимент, и даже малость культовый в очень узких кругах. Но больше всего мне нравится короткометражка “Ощущать“ из фильма “Короткое замыкание“. И её смысл отчасти перекликается с тем, что пытались донести до нас персонажи “UFO“.

СП: Вырыпаев крут. Я у него больше всего люблю “Танец Дели“ – потрясающий фильм. А ты любитель квестов?

ЕК:  Нет. Напротив, как услышу про игры-квесты, так сразу становится почему-то скучно и хочется уйти подальше. А вот экспериментальный театр – это интересно. В этом плане самое впечатляющее, что я пока видела – “Митина любовь“ в московском Гоголь-центре. Так что ребятам из “The ТЕАТР“, которые берутся за такое, большой респект.

СП:  На твой взгляд, в чём был эксперимент? Или с чем?

ЕК: С формой, содержанием. Не только спектакль-квест, но ещё и спектакль-симулякр. Ведь зрителю поначалу обещают одно, а в конце выясняется, что этого не будет. И когда раскрывают замысел пьесы, всё оказывается не совсем так, как ожидает зритель. Его вовлекают в реальность, которая выдумана, и он должен её принять, чтобы найти в ней “полезные камни“. Ведь их можно найти даже в симулякрах.
В “UFO“ такая фальсификация (назовем это так) – есть метод донесения информации, и это тоже интересно. После сцены с псевдобанкиром один парень в зале спросил: “Значит вы нас разыграли?“. То есть были люди, которые до конца верили, что перед ними реальный человек, а не актёр Ренат Фатхиев. В этом случае симулякр сработал – вовлёк зрителя в себя и “держал“ до момента разоблачения.

СП:  Что до фальсификации, то это уже элемент игры. Да, было бы круто, если бы только в конце все поняли, что это фальсификация. Но для этого вместо актёров нужны простые люди, и спектакль надо показывать всего один разА у того парня на лице было написано, что он пришёл смотреть X-Files, а тут ему философию гнут.

ЕК:  Так все люди в идеале должны были ожидать X-Files, а не философию! Ведь зрителю обещают рассказы про НЛО и он ждёт про то, как люди видели летающие тарелки, зеленых гуманоидов и всего в таком роде, а на деле получает переживания героев после “просветления“ под воздействием внешних необъяснимых причин.

СП:  Понятно, но тут я с тобой не соглашусь. Если слушать внимательно, то можно услышать, что речь идёт о людях, имевших контакт с НЛО. А что такое контакт с НЛО? Это как первый секс. Ты же не будешь рассказывая про первый секс, говорить, какой был партнер, описывать его внешние данные. Ты будешь говорить о том, что ты почувствовала. Так и здесь: люди говорили о том, что пережили и прочувствовали. Неопознанное – это космос внутри человека. Что до “сработало, не сработало“ – это уже мелочи. Важен смысл слов. К тому же ты не позволяешь театру, актёрам и спектаклю увести себя за собой. Ты не парься, расслабься и позволь им это. Тогда всё встанет на свои места. Вот как ты выбирала монологи?

ЕК:  Выбирала по принципу “какая комната свободна – туда и шла“. В итоге попала на “Связь“, “Познание себя“, “Простота“, “Путь домой“. Кстати, в “Пути домой“ девушка очень проникновенно рассказывала и “обволакивала харизмой“. Этот  монолог я бы ещё раз прослушала.

СП: А ведь это важно, выбрать именно те монологи, на которые хочешь пойти.  Это и определяет, о чём для тебя будет спектакль. А что касается актёрской игры – я не обращал на неё внимания. Не в ней была ценность. Как я уже говорил – важны слова. Важно их слушать.

ЕК: Мне понравился эффект близкого присутствия актёров, когда они на расстоянии вытянутой руки рассказывают монологи, глядя на тебя. И внутри макротеатра возникает микротеатр.

СП:  Это камерность называется, ага.

ЕК:  Ультракамерность! Они были ближе, чем на обычном камерном спектакле.

СП: Ты просто на первом ряду не сидела! “Камерный зал“ и “камерность“ – это чуть-чуть разные вещи.

ЕК:  Спасибо, кэп.  Идём дальше. Мне показалось, что “замануха“ спектакля в том, что за один приход зритель бы при всём желании не смог послушать все монологи, а, значит, велкам ещё!

СП:  Суть в том что из предложенного многообразия ты сама выбираешь что тебе  важно. Я выбирал то, что мне было важно.

ЕК:  А я не знала, что именно так надо выбирать (плачет).

СП:  Значит, ты решила за себя, что у тебя нет выбора.

ЕК: (рыдает ещё громче).

СП:  Всё, закругляемся. Как итог: второй поход на “UFO“ был значительно сильнее и духовно насыщеннее первого. Атмосфера, пространство и то, что людей в финале пригласили выйти на крышу – всё это очень хорошо повлияло на восприятие спектакля. Слова проникали в душу и открывали какие-то новые смыслы бытия. Ради этого и в третий раз пойти можно.

ЕК:  Я, видимо, тоже соберусь. Хотелось бы услышать монологи оставшихся персонажей.

(На этой оптимистической ноте железный занавес фатума с грохотом падает на говорящих).

Фото: из архива Проекта “The ТЕАТР“. 

собака

Ева Крестовиц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вам есть 18 лет? (В Российской Федерации действует дискриминационный закон ФЗ-135)