Гагарин. Первый в космосе

Гагарин. Первый в космосе

Один раз в два-три года, в перерывах между арт-хаусом и беспощадно-убогими римейками советских фильмов, наш кинематограф выпускает  кино с грифом «патриотическое», от которого у зрителя должен крепнуть дух, а душа – наполниться гордостью за свою страну и ее доблестную историю.

Художественного фильма про Юрия Гагарина до сего момента не существовало: действовал запрет семьи космонавта. Но вот, спустя 52 года после знаменитого полета, родственники дали добро и такое кино, наконец, было снято.  Лучше поздно, чем никогда?

Первое, на что в фильме обратит внимание каждый зритель, – это схожесть «киношного» Гагарина с настоящим, знакомым по документальным кинохроникам. Актеру Ярославу Жалнину, имеющему внешнее сходство с человеком-легендой, перевоплотиться визуально вполне удалось. Даже знаменитую гагаринскую улыбку у актёра не раз получалось изобразить. Но создатели серьёзно просчитались, желая показать главного героя человеком без изъянов, правильным и безупречным.  По этой причине весь фильм он напоминал мне человекоподобного робота Дэвида из фильма «Прометей», а не живого человека. С остальными историческими персонажами тоже не всё хорошо: недоумение вызывали безэмоциональный Королёв, напоминающий скорее заправского КГБ-шника, чем творческого человека-конструктора, и Никита Хрущёв, похожий на клоуна. Таким последнего разве что в каком-нибудь американском фильме ожидала бы увидеть, в качестве пародии. Нареканий не вызывают только персонажи родителей Гагарина в исполнении Надежды Маркиной и Виктора Проскурина – старая добрая актёрская школа во всей красе и мощи. Им веришь, ими восхищаешься.

Фильм построен по принципу сюжетных  флешбеков: показывая Гагарина  в период подготовки к полёту и во время оного, вставляют кадры с его воспоминаниями из прошлого: смоленщина, голодное военное детство, взаимоотношения с отцом, знакомство с женой, напряжённый период подготовки в школе космонавтов и т.д.  С одной стороны, всё это придает рваность сюжетному полотну, но с другой – понимаешь, что при линейном изложении фабулы кино смотрелось бы с ещё большей зевотой.

Из плюсов можно отметить отлично переданную атмосферу того исторического времени и дух советских людей. Когда голос Левитана по радио объявляет о выходе первого человека в космос, вся страна в едином экстазе выбегает на улицу праздновать великий триумф советского народа!

Вот только атмосферность отдельных эпизодов не делает атмосферным всё кино.

Немалое место в фильме занимают сцены испытаний выносливости космонавтов в барокамере, центрифуге и других приспособлениях, создающих сильные нагрузки на организм. Это  впечатляет.

Идея борьбы пронизывает весь сюжет. Это и внутренняя борьба героев – Гагарина, его жены, друга-соперника Германа Титова, конструктора Королёва, и внешняя борьба – напряжённое соперничество  среди  космонавтов: Кто лучший? Кто достоин полететь? И невидимая, но никем не забываемая, борьба двух сверхдержав – противостояние СССР и США.

Самое острое в фильме начинается с момента взлета ракеты «Восток» с первым космонавтом на борту.  Для зрителя, привыкшего к виду навороченных космических кораблей из американских фантастических фильмов, будет, наверное, дико видеть на какой «допотопной», для нынешнего времени, конструкции Гагарин отправился в космос – огромное чёрное пространство за иллюминатором, которое никто до тебя не видел. У зрителя будет отличная возможность с содроганием представить, что чувствовал человек, который оставил семью и полетел в неизведанное пространство внутри ненадёжной железяки, нисколько не гарантирующей безопасность пассажира. Ради чего? Ради Родины, ради идеи  первыми покорить космос, ради Победы СССР в гонке достижений с США. Сегодняшнему человеку, привыкшему преследовать во всём личную выгоду, такой обострённый коллективный дух понять, наверное, будет трудно.

Техническая сторона фильма оставляет желать лучшего. Режущие глаза спецэффекты вызывают скептическую ухмылку.

После просмотра фильма в очередной раз понимаешь, что душа требует единства формы и содержания, а не скособоченную киноконструкцию, которая тут же норовит развалиться. Если фильм и вызывает подобие светлых чувств, то ненадолго, уж очень быстро они улетучиваются  – уже на последнем слове финальных титров.

Ева Крестовиц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.