“Главное“: Портрет поколения

“Самое главное в жизни – это чтобы было кого любить…“
Из к/ф “Юг. Граница“

Вербатим – жанр документального театра, основанный на интервью. Как такового сюжета в нём нет, как и последовательного развития сценического действия, включающего в себя завязку, кульминацию, конфликт, событие и т.д. Есть идея, проблема, вопрос и тема, важная для всех и каждого, которая раскрывается посредством монологов. Суть в том, что монологи не выдуманы неким автором или группой авторов. Интервью берутся актёрами у знакомых, коллег, участников тех или иных событий и просто случайных прохожих. Это живой язык улиц и всего мира. Да, конечно, сами монологи читают актёры. Они играют тех людей, с которыми общались, но искренность их слов от этого не исчезает, как и понимание того, что всё это – истории  живых людей, а не вымысел.

Что-то похожее мы все наверняка слышали от коллег, друзей или родственников. Монологи не литературны, подчас состоят из междометий, да и мата в них тоже порой достаточно. Но главное ли это?

gYajQHP_sGc

Второй курс актёрского отделения УГАИ им. Загира Исмагилова с педагогом и режиссёром спектакля Римой Харрисовой.

“Главное“ – новое название спектакля проекта “the ТЕАТР“ режиссёра Римы Харисовой и тема всех монологов в нём. Студенты второкурсники актёрского отделения УГАИ им. Загира Исмагилова, собрав мнения разные людей – стариков, женщин, девушек, парней, – рассказывают их, выстроив спектакль в виде размышления о том, что для нынешнего поколения главное. Как сказала актриса Анастасия Мажирина: “Изначально мы брали интервью только у знакомых, так как нужно было преодолеть определенный барьер, чтобы просто так выйти на улицу и задать вопрос незнакомому человеку. Но со временем, освоившись, выходили на улицу, и искали, как нам казалось, интересных личностей, спрашивали у всех: начиная от соседей и заканчивая музыкантами в переходах и бабушек, сидящих возле центрального рынка.“

Спектакль получился неким портретом эпохи в определённом интерьере. Отчасти смешным, немного грустным, местами наивным и очень трогательным. Монологи тех, кому около двадцати, кишат словами-паразитами и междометиями. С одной стороны, кажется, что им важны лишь деньги и развлечения, но, вслушиваясь, начинаешь понимать – внутри у них пустота, которую они отчаянно хотят заполнить любовью и семьёй, а мир подсовывает фальшь. Они не могут найти настоящих чувств и всё больше разочаровываются в мире, людях и самих себе.

У них словно нет возможности выбрать, что для них главное, и от этого это “главное“ становится каким-то расплывчатым бременем, с которым приходится мириться, или же вовсе превращается в самообман.

Монологи старшего поколения – это мнения наших мам, отцов, бабушек и дедушек. Они говорят о семье и здоровье. Некоторые из них брошены детьми, другим просто ничего уже не нужно. Многим важно именно здоровье, если не для себя, то для близких. Читая монологи, актёры пытались передать не только смысл слов, но и саму манеру говорить: интонации, жесты, мимику. Это отлично получалось, хотя иногда, увлекаясь, ребята уходили в пародийность, утрируя или чересчур преукрашая сказанное. Из-за этого терялось главное – смысл.  Анастасии Мажириной, в том числе читавшей текст “от автора“, наиболее точно удалось передать самых разных персонажей, “переключаясь“ буквально за секунду, например, с парня, что-то бубнившего себе под нос и не имеющего личного мнения, на гастарбайтера, которому важнее всего – семья. Возможно, где-то она не успевала до конца перейти от одного героя к другому, но ей точнее других удалось выдержать планку честности повествования.

Актриса “рассказала“ своих героев, передав зрителю не только их ответы на вопросы интервьюера, но и дав почувствовать судьбу, биографию своих героев.

Особенность документального спектакля в том, что он может не иметь звукового и сценографического решения – не это здесь главное.

Главное – в словах. Я думаю, для зрителя самым важным было понять, что главное для него самого. Почувствовать точки соприкосновения с двумя поколениями между мировоззрениями которых – пропасть. Чтобы понять это, достаточно сравнить монологи молодого парня “с района“, который начав бодро отвечать на вопрос “Что для него главное?“, вдруг осёкся и понял, что кроме денег в его жизни больше ничего нет, и женщины, которая приняла обратно в дом мужа, вышедшего из тюрьмы. Он убил её мать, когда она лечилась от рака. Болезнь отступила, и она приняла “этого дурака“, – как она его ласково называет, – обратно в дом. От неё отвернулись все родственники,  а через несколько лет она выгнала мужа.

Этих двух персонажей объединяет пустота внутри них. Актриса Гюлли Абдисова смогла передать две крайности системы ценностей у представителей разных поколений, показать то, чем они пытаются заполнить пустоту. Младшее поколение – деньгами, потому что не знает ради чего ещё можно жить. В старшем поколении героиня заполнила свою жизнь уродливым подобием семьи и любви, за что и поплатилась. Как выразился другой персонаж – дедушка из деревни: “Мы как-то за деньгами и не гнались никогда, нам семья всегда важнее была…вот“.

Несмотря на обилие монологов точный ответ на вопрос “Что главное?“ дать, наверное,  невозможно.

Разве семья не главнее денег? Но разве для счастливой семьи не нужны деньги? Разве вера не может быть главной? И неужели кому-то плевать на своё здоровье? Наверное, суть не в том, чтобы выделить нечто одно и водрузить его на пьедестал почёта. Главное – понять многообразие жизни, уметь жить, ценить свой путь. Не ограничивать себя в стремлениях, но знать меру в “слепом“ гедонизме. Помнить о своих родителях и, по возможности, если не любить ближнего своего, то хотя бы не вредить ему. Возможно, это лишь мой ответ на то, что для меня главное, а не “относительно близкое“ понимание спектакля.

Но как в финале сказал один из героев: “Главное кеше булып калырга, но, блин, ничек кеше булырга үзем дә белмим“ *

Примечание:
* – “Главное – оставаться человеком но, блин, как? Сам даже не знаю“ (перевод с тат. яз.)

sobaka