Лира Королей, или внутренняя тюрьма человеческой души

Очередная премьера в TheatreHD  спектакль “Король Лир“ по знаменитой пьесе Уильяма Шекспира, который уфимцы могли посмотреть недавно в одном из кинозалов Синема парка (Галерея Арт). Спектакль является детищем британского режиссёра Нэнси Меклер и шекспировского театра “Глобус“, которых вовсе не испугало наличие множества всевозможных интерпретаций нетленной классики. История экранизаций и театральных постановок “Короля лира“ впечатляет: начиная с 1970 года и отечественной картины, снятой режиссёром Григорием Козинцевым, и заканчивая 2016 годом, ознаменовавшимся яркой премьерой “Короля Лира“ в пересказе колоритного британца режиссёра Грегори Дорана, автора таких фильмов как “Гамлет“, “Генриада“.

Но если Доран рассказал Шекспира, что называется, по классике, то “Лир“ Маклер нарочито сбрасывает кожу той эпохи, как бы подчеркивая этим актуальность произведения сегодня.

Ненси Маклер, как режиссёру работающему в жанре классической драмы (“Сестра моя, сестра“, “Плач Банши“), хорошо известна “кухня“ создания остросюжетных эпопей, затрагивающих проблемы семьи, как ячейки общества, и конфликта отцов и детей.

Взявшись за постановку знаменитой шекспировской трагедии, она решает не отступать от оригинального текста, но декорации и одежду своих персонажей облачает в современную одежду.

Любопытен контраст подачи образов. К примеру, минималистские, будто нарочито выношенные, платья героев пьесы украшают кусочки меха, как символ зажиточности и богатства. Такой расстановкой акцентов в декоре и облачении актёров и интерьера Маклер подчёркивает, что как от любви до ненависти, от порока до добродетели, так и от нищеты до богатства зачастую один шаг. Ведь эти противоположные состояния идут рука об руку на протяжении всей жизни человека.

Единственное, что остаётся незыблемым, это голос совести, который “не задушишь, не убьёшь“ .

В постановке, как и в пьесе, этот голос олицетворяют младшая дочь Короля Лира Корделия (Аньяна Васан) и граф Глостер (Берт Цезар) Вероятно, не случайно именно и только их одежды включают в себя алый цвет. В случае Корделии это алый плащ, надетый поверх белого платья. Как символ жертвенности и самоотверженной любви. Здесь красное и белое олицетворяют альянс чистоты и страсти. Самобытно подан и образ графа Глостера, которого насильно лишают зрения. Исходя из смысла постановки, изначально Глостер был ослеплен страхом, пытаясь жить по справедливости.

Веря в благо и отстаивая его лишь на словах, он не переходил к открытым действиям против коррупции и психологического насилия в своём королевстве.

Ненси Маклер в своём “Лире“ умело подчёркивает главный парадокс “у страха глаза велики“ через парадокс визуально сценический. Сцена ослепления поставлена нарочито карикатурно. Зритель видит актёров, которые в порыве борьбы находятся в макете железной миниклетки, что во многом подчеркивает добровольное заключение каждого героя в собственную внутреннюю “минитюрьму“ из страхов, алчности и амбиций. Эта сцена, без сомнений является одной из самых сильных в постановке Маклер. В ней преувеличение становится уместно и задевает тончайшие струны души при просмотре. Браво! Подкупает и игра актёров, которые своей игрой ёмко передали суть пьесы.

Это метафорическая слепота отцов и, как следствие, отщепенство, тотальное отвращение к среде и своей истории.

Основным звеном, поддерживающим гармонию театрального действа является Король Лир. Его с должной экспрессией сыграл ветеран британской сцены Кевин Макнэлли (“Пираты Карибского моря“, “Доктор Кто“). Пленяет, что режиссёр со-товарищи имеет самобытный взгляд на работу с коллективом. По словам Маклер, работая с текстом пьесы актёры детально изучают роли своих коллег, и именно это позволяет им глубже погружаться в атмосферу сюжета и наиболее тонко отразить суть своего персонажа. Итак, сказ о королях всех лир и лирах всех королей в версии Шекспировского театра “Глобус“ для меня удался!

Фото: с сайта TheatreHD.