Владимир Kapkenator: “Моя мечта – создать русский аналог студии “Troma Entertainment“

Владимир Kapkenator: “Моя мечта – создать русский аналог студии “Troma Entertainment“

Владимир Kapkenator – начинающий  режиссер из Челябинска. Создатель DIY-проекта «Leprechaun Inc».

Осторожно: в тексте присутствует ненормативная лексика!

Что для тебя «кино» и как всё начиналось?
Для меня кино – это мощнейшее и сложнейшее экранное произведение, выдержанное в неповторимой волшебной атмосфере, и всё это не без оголтелой свободы!  Проще говоря, это то, что можно было увидеть на экранах в 80-е. Ну, что тут сказать, я обожаю фильмы 80-х! Поэтому у меня скептическое отношение к так называемому современному кинематографу.  И мне, в общем-то, не по нраву разговаривать с людьми, которые котируют современные блокбастер-высеры. После общения с такими персонажами так и хочется, как можно скорее, помыть руки.

А началось всё у меня с грешков молодости, а именно с того момента, как я навертел спонтанно своё первое творение – трэшачок под названием «Мясо». Откровенно говоря, он получился так себе. Да и вообще был сплетен мной с поразительной дешевизной и невероятным пофигизмом. После, забавы ради, я этот антипродукт начал демонстрировать своим домашним, друзьям и знакомцам, дабы «порадовать» их! Реакция у людей была веселая, и лишь один, некто Митюшин, внезапно спросил меня: «И тебе не стыдно?», на что я ответил: «Нет!». Собственно, вот тут всё и началось. Весь последующий год мною было произведено немало жестоких, но добрых «произведений». Потом, для пущей важности, я зашагал в Челябинскую Государственную Академию культуры и искусств (ЧГАКИ), где задержался на пять лет. Естественно, за годы, наполненные актами душевного эксгибиционизма в Академии, я наснимал колоссальное количество «безобразия».

Когда возник проект «LEPRECHAUN»?
«Leprechaun Inc.»это DIY-содружество развеселых ребят. Появился он в 2007 году, когда я и мой братик Сизё (Алексей Сизёмин) придумали себе такое развлечение – снимать кино, от которого люди хватались бы за голову и неистовствовали. Естественно, мы поначалу только и делали, что шутили. В итоге шуточки переросли в сценарии к кинофильмикам, в которых присутствовало огромное количество интересностей. Например, в наших сагах пестрили такие герои, как «кровавый козлёнок из кошерного рейха», «бомж Севка Собачник» и т. п. В общем, весь этот душевный апокалипсис имел сугубо юмористическую направленность. А  название для проекта было взято нами из американского хоррор-фильма «Leprechaun». И мне думается, оно очень точно отображает наши пристрастия к фильмам ужасов.

Что самое трудное в процессе создания кино, на твой взгляд?
Разумеется, всё! Начиная от написания сценария  до пост-продакшна. Это чрезвычайно тяжкий, но при этом стоящий труд. Слабым духом лучше в киноязык не соваться!

Сейчас ваша «развеселая» компания снимает фильм про Дракулу.  Как родилась идея?

Идеи фильма пришла к нам из космоса. Нам вообще частенько всё приходит из космоса!  Что касается сценария, то думаю, злодейства, проделанного во время процесса «адаптации», великий роман Стокера попросту ещё не знал! (смеется). Из романа мы разве что основные сюжетные ходы и перипетии понадрали, а также  всех основных персонажей (граф Дракула, Ван Хенсинг, Рэнфилд, Мина и т. д.). А вот  рабочее название фильма мы так и не придумали! Хотя перебрали внушительное количество вариантов типа: «Атака летучей мыши», «Bloodsucking  Dracula`s  Fright Night», «И пришел Ван Хельсинг», «Душевный Дракула» и прочее. Работа над фильмом доставляет мне огромную радость. Надеюсь, я буду гордиться этим продуктом! (И лучше бы, это было именно так…)

Сколько человек работает над фильмом?
Помимо меня в этом проекте участвует очень много замечательных людей. Но я, пожалуй, воздержусь от перечисления.

Кто можно попасть к тебе на съемочную площадку?
Попасть ко мне в фильм, понятное дело, нелегко. Мне наиболее предпочтительны люди, которые являются моими друзьями или знакомцами. Хотя, порой бывает, что даже мне приходится отходить от принципов и работать, скажем, с типами, которые меня бесят. Такое может случиться, когда, например, я подбираю человека по типажу через Интернет, а впоследствии он оказывается общепризнанным мудаком!  Иногда такое случается, ничего не поделаешь.

А не было мысли работать со студентами кафедры театрального искусства ЧКАГИ, например? Или актерские навыки в твоих фильмах не обязательны?
К сожалению, со студентами-актерами «Академки» я мало знаком. К тому же, я  считаю,  что артистизм заключён в каждом. Это примерно, как  в аниме «One piece»: в каждом человеке присутствует сила, так называемая Воля, да вот только раскрыть её может далеко не всякий.

Доводилось участвовать на кинофестивалях?
Признаюсь честно, участвовать в фестивалях мне  не приходилось. Я злонамеренно забивал на такие вещи. С будущим «Дракулы» пока полный туман, но я не исключаю его возможной фестивальной судьбы.

Как  относишься к насилию в кино?
Отношусь вполне нормально. В «Дракуле» будет всё: откровенные сцены насилия, убийства, извращенные формы секса и т. п. Я уже давно просек мазу, что в экранном искусстве такие темы всегда действовали как беспроигрышный катализатор в погоне за рублем.

Признайся, вы поклонники студии «Troma»? (смеюсь) («Troma Entertainment» — американская кинокомпания, признанный мировой лидер по производству низкобюджетных независимых кинолент с использованием шокирующего материала. – Примечание автора.)
Да-да, разухабистую «Трому» мы любим. Особенно их шедевр «Беспредельный Террор»! – я частенько его цитирую. Допустим, люблю бросаться фразой типа: «Давайте творить искусство!». Да и вообще, что скрывать, моя мечта – создать русский аналог студии «Troma Entertainment»!

Твой первая работа «Период саморазложения» напоминает бред сумасшедшего. Это кино снималось ради «поржать» или в нем заложен глубокий смысл, который оказался мне недоступным?
Понимаешь,  «Период Саморазложения» был экспериментальным проектом, который нам удалось выбросить в массы еще в 2007 году. Да что тут я могу сказать… Если честно, тогда я ещё слабо шарил в режиссуре, а также в драматургии был полнейший лошара и кретино-идиот. Наверное, посему и появилась на свет такая вот отрыжка мозга! Но, в принципе, в этом абсурде и есть весь кайф, как мне кажется!

В Уфе многие снимают короткометражное игровое кино. Думаю, в Челябинске таких людей тоже немало.  Чьим работам симпатизируешь?
Кой-каких знаю. Есть  у нас интересные экземпляры. Только вот не люблю, простите, нахваливать конкурентов. Так что хрен им, а не похвальба! (смеётся)

Что ты думаешь о сегодняшнем состоянии российского кинематографа? Есть ли у него надежда?
Скажу так: это явно не ко мне вопрос! Я по многим причинам ненавижу весь современный кинематограф, в том числе русский. И поэтому мне как необратимому ретрограду просто неинтересно говорить о кинопомоях. Ремейки, 3D и прочая свинская коммерция, что доминирует сегодня, – это всё хуйня, извините за выражение.

Твои любимые режиссеры?
Любимым режиссером могу назвать Дэвида Кроненберга. Вообще нечеловечески крутой дядька! Его ранние работы  можно пересматривать колоссальное количество раз. К сожалению, он  уже  потерял свой режиссерский почерк. Его последние  картины  я не «имел удовольствия» видеть. Однако, судя по актёрскому составу и синопсису, – это всё не стоит моего внимания.

К счастью, в нашем тщедушном мире существует много хороших кинодеятелей. Из хоррормэйкеров – Лучио Фульчи, Роджер Корман, Джон Карпентер, Дарио Ардженто, Роман Полански, Тоуб Хупер, Уэс Крейвен, Дэвид Линч. Из олдырей — Уильям Касл, Тод Браунинг, Фриц Ланг, Эд Вуд. Из мэйнстримовых – Тим Бёртон, Сэм Рэйми, Дэвид Финчер, Фрэнсис Форд Коппола.

Владимир, спасибо за интервью!  Что  хочешь провозгласить напоследок?
Уважаемый  зритель, жди наших экранных произведений!

Удачи!  Желаю скорейшего выхода «Дракулы»!

sobaka

Ева Крестовиц