Убить Бобрыкина

“Убить Бобрыкина. История одного убийства“ – повесть молодой писательницы Александры Николаенко, получившая литературную премию “Русский букер-2017“. Увидела книгу у подруги и тоже захотела прочитать. Что замечательно, “Убить Бобрыкина“ буквально с первых страниц засасывает в свою атмосферу душного аскетичного мира, как в воронку. Ты будто попадаешь в старый, пропахший нафталином шкаф, где висят полинялые одежды людей, которых уже нет, а по углам лежит хлам ненужных забытых вещей.

Кажется, что здесь всё умерло, а в воздухе витают только память, иллюзии и морок ирреальности – всё то, чем живёт главный герой повести Саша Шишин – человек не от мира сего, замкнутый и нелюдимый.

Мрачный мир Шишина перманентно вертится вокруг любви к замужней соседке Тане и ненависти к её мужу Бобрыкину. Они оба – его бывшие одноклассники: Бобрыкин травил Сашу в школе, Таня защищала и поддерживала. Но одноклассники повзрослели, а Шишин так и остался в своём мире “мёртвого“ одиночества. И не последнюю роль в этом сыграла его жестокосердная ортодоксально религиозная мать. Этот образ очень интересен и узнаваем. Потому что это отдельная категория угнетённых женщин, которых я нередко замечаю в этой жизни. Ведь если от своей боли они ушли в религию, то успокоения она им почему-то не принесла.

Вера в Бога не сделала их лучше, а лишь дала им в руки “праведную“ палку, которым они бьют окружающих, говоря, что творят благо, что любят и желают добра близким. Но где здесь любовь? Та самая, что и есть Бог…

Патологические взаимодействия героя с матерью напомнили отношения бабушки и внука в  “Похороните меня за плинтусом“ Павла Санаева: и там, и здесь – болезненная властность и тотальный контроль со стороны старшего члена семьи. Однообразная жизнь главного героя – это вялые попытки отбиться от тирании матери, ностальгия по школьным годам, мечты о Тане и мучительное планирование убийства ненавистного Бобрыкина, который представляется ему сосредоточием зла, персональным демоном, могущим одним словом “выключить“ свет в его мире:

“Здорово, Брут! Кого зарезал? – спросил Бобрыкин ненавистный, из кухни появляясь с пирожком, и, с ужасом отдернув руку, Шишин выронил стекло. Оно на миг блеснуло зубом изумрудным и погасло. Мир погас“.

Интересная особенность книги – у текста есть свой темп, он читается как будто нараспев, почти как поэзия в прозе.

Внутренний “пограничный“ мир Саши удивительно гармонирует с внешним: Николаенко яркими мазками и выверенными деталями рисует затхлый вакуум “совочка“ – то ли время застоя, то ли постперестроечный период – трудно сказать, да и неважно. Здесь пространство лишено будущего, а время  зациклено на самом себе, и беспрерывно перетекает из прошлого в настоящее, и обратно. Воспоминания главного героя, его мечты, сны и явь переплетаются хаотично и без предупреждения, и текут одним общим потоком повествования. Мир Шишина то раздваивается, то сшивается в совершенно неожиданно месте. Может именно так всё и ощущают люди с поломанной психикой, с диагнозом “шизофрения“?

Не знаю, но мир, словесно сконструированный Александрой Николаенко в повести, впечатляет.

“Убить Бобрыкина“ – про жизнь “маленьких людей“,  где любое бытовое действо становится событием, а желания выйти за рамки гнетущей обыденности у героев просто не возникает, ведь так сильны цепи страхов, сомнений и беспомощной внутренней ярости, обжигающей нутро и уничтожающей всё вокруг. После этой книги очень хочется выйти на свежий воздух, отряхнуться от морока, обнять всех своих близких и радоваться солнцу, пока его видишь.

Пока дописывала текст, прилетела новость, что “Русский букер“ в этом году вручаться не будет по причине отсутствия спонсора, и может прекратить своё существование, если не будет найден источник финансирования… Действительно, зачем этой стране литература?

Фото: heroine.ru.