“Средний пол“, или что мы знаем об интерсекс-людях

Недавно прочла книгу Джеффри Евгенидиса Средний пол“. Удивилась, что не слышала о ней раньше, хотя вышла она в начале нулевых годов, и в 2003 году была отмечена Пулицировской премией. В романе поднимается тема интерсексов – людей, которые рождаются как с женскими, так и мужскими половыми признаками, причём это касается не только гениталий, а может быть на уровне хромосом, половых желёз, репродуктивных органов. То есть интерсекс-вариации могут быть различными. Также важно помнить, что эта особенность не относится ни к сексуальной ориентации, ни к гендерной идентичности.

Более того это не третий пол, и не средний пол, так что название книги не корректно с научной точки зрения. С маркетинговой, конечно, сойдёт.

По большому счёту интерсексы находится вне бинарной системы, это будто сама богиня нам намекает “что ж вы, люди, придумали себе загончики с буквами М/Ж, все эти социальные конструкты и усложнили себе жизнь. Долой бинарность, будьте просто людьми!“, но вместо этого мы имеем общество, жёстко поделённое на мужское и женское, и в котором интерсексы вынуждены считать себя “ущербными“ и страдать от своей инаковости. Не все, конечно, есть же, к счастью, интерсекс-активистки и активисты, которые делают себя “видимыми“ и говорят о своих проблемах и правах.

Главная героиня “Среднего пола“ – Каллиопа (после он берёт имя Кэл), которую родители воспитывали как девочку, и она сама до 17 лет считала себя девочкой, пока не начала подозревать свою физиологическую небинарность и искать свою идентичность. Люблю книги, где рассказывается история нескольких поколений людей. Автор описывает жизнь бабушки, дедушки и родителей героя с их юности, попутно прослеживая как блуждали те рецессивные гены, которые однажды сошлись и оказались в геноме Каллиопы/Кэла.

Интерсекс-вариации могут быть заметными при рождении, но чаще проявляются лишь в пубертатном периоде.

В некоторых случаях внешние проявления могут вовсе не наблюдаться. В случае с Каллиопой/Кэлом эту анатомическую особенность можно было обнаружить в детстве, но этого не произошло по невнимательности семейного доктора. И для главного героя такое было к лучшему. Потому что проблема интерсексов ещё и в том, что при выявлении интерсекс-ребёнка родители кладут его на операцию, часто калечащую, чтобы привести так сказать в “норму“. Да-да, общество интерсексфобно. Кэл страдает от этого будучи уже взрослым, когда знакомясь и сближаясь с женщинами, боится им говорить о себе правду, боится негативной реакции. Но человечество идёт вперёд, многие “запретные“ темы становятся артикулируемыми, и теперь мы знаем, что в мире больше 12 млн. интерсексов, что среди них есть активисты_ки, которые пытаются снять стигму с этой темы, и потихоньку понимаем, что интерсекс – это не отклонение, а норма, уникальность. И это прекрасно.