Прощание по-азиатски

Прощание по-азиатски

“Прощание“ – первый полнометражный фильм Лулу Ванг – трогательное и очаровательное кино об особенностях китайского семьеведения. Фильм автобиографичен, главную героиню режиссёрка писала себя, и в фильме рассказывает историю своей семьи.

“Основано на реальной лжи“, – гласят начальные титры фильма.

Главная героиня – молодая девушка по имени Билли вместе с семьей когда-то эмигрировала из Китая в США, но очень привязана к оставшейся на родине бабушке Най-Най. Внезапно родственники узнают, что бабушка больна раком, и жить ей осталось недолго. Сыновья и невестки, недолго думая, решают не говорить Най-Най о диагнозе, и о том, сколько ей осталось жить. Ведь в Китае есть поговорка “Больные умирают не от рака, а от страха перед ним“. И чтобы все члены семьи успели попрощаться с умирающей, дети придумывают повод – что внук Най-Най женится и хочет познакомить всех со своей невестой. Билли в недоумении, и пытается сопротивляться, говорит про право бабушки знать о состоянии своего здоровья, но старшее поколение непреклонно, и убеждает её “подпевать“ им.

Отчаяние героев доходит до абсурда. Фильм балансирует на грани драмы и комедии.

Издревле, отношения между членами китайской семьи базировались на нормах конфуцианской морали. Семья рассматривалась как некое маленькое государство, где отец являлся “представителем“ китайского императора. В современном мире модель китайской семьи претерпела либерализацию, но что, судя по всему, осталось неизменным – это уважение к старшим. В  «Прощании» мы видим, что бабушка после смерти своего мужа заняла его место главы семьи, и её 50-летние сыновья такое положение принимают.

Они же говорят Билли, что жизнь человека – это часть целого: его семьи.

И тут как будто возникает дихотомия западных и восточных ценностей – индивидуального и общего – прав человека и прав общины. Что выбрали бы вы? Откровенность или ложь во спасение? Первая стратегия кажется априори правильной, но ведь вторую можно подвести под консеквенциолистскую этику, согласно которой критерием нравственной оценки является результат поведения/поступка. Проблемка только в том, что предугадать, тем более гарантировать, положительный результат сомнительного поступка невозможно. Но если человек смертельно болен и дни его сочтены, то вроде как терять ему уже нечего. И остальным тоже. Добавьте сюда тот факт, что подобная практика “умалчивания“ – это не частный случай, а часть китайской культуры – врачи могут по просьбе семьи не сообщать пациенту страшный диагноз. Уморительно сцена, в которой Билли нужно позарез первой добежать до больницы и подменить медицинское заключение, иначе пирамида вранья может обрушиться.

Поистине прекрасна сцена, где вся семейка идет по улице, в режиме слоу мо, как банда заговорщиков.

В “Прощании“ нет ничего выдающегося: простой сюжет, который держится исключительно на душевности и искренности посыла. Подкупает, что фильм говорит со зрителем на тяжёлые темы без нравоучений и излишней сентиментальности, и в конце вы не найдёте каких-то выводов от создательницы фильма, но на финальных титрах всё же можно предположить, что симпатии Лулу Ванг на стороне традиций своей родины.

Ева Крестовиц